Путеводитель по сайту
8 800 333-00-77
 бесплатно по всей России
Презентация возможностей

Личный кабинет

Регистрация

Восстановить пароль

Наши проекты

  • Он-лайн журнал 8 часов
  • Клинский институт охраны и условий труда

Новости

14 июня 2019 г.

Дмитрий Медведев стал участником пленарного заседания 108-й сессии Международной конференции труда и встретился с Генеральным директором МОТ Гаем Райдером

10 июня положен старт 108-й сессии Международной конференции труда, в работе которой приняла участие и делегация из России. В этом году конференция имеет...

Законодательство

14 июня 2019 г.

Одобрены поправки к Трудовому кодексу, расширяющие права работников, которые попали под сокращение

Комиссией Правительства Российской Федерации по законопроектной деятельности одобрены поправки в Трудовой кодекс и Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», в...

Статистика

14 июня 2019 г.

Росстат: статистика производственного травматизма в Российской Федерации. Обобщенные данные

Производственная травма (трудовое увечье) – это следствие действия на организм различных внешних, опасных производственных факторов. Чаще производственная травма – это результат механического воздействия при наездах, падениях...

Специальная оценка условий труда

14 июня 2019 г.

Справочный обзор: действующие документы по специальной оценке условий труда

С 1 января 2014 года для исследования рабочих мест введена специальная оценка условий труда. Данная процедура заменила ранее действовавшую аттестацию рабочих мест. Специальная оценка...

Работодатели смогут заплатив компенсацию не брать на работу инвалидов?

10 июня 2019 г.

Минтруд предложил новый вариант выполнения квоты для приема на работу инвалидов. Организация сможет заплатить компенсацию, если не получается устроить к себе инвалидов. Предполагается, что собранные деньги будут аккумулированы в специальном фонде и потрачены на то, чтобы помочь людям с ограниченными возможностями здоровья найти работу. Например, на их обучение и стажировки, создание специально оснащенных рабочих мест и так далее. «РГ» выяснила, как восприняли эту идею эксперты и как сейчас обстоят дела с трудоустройством инвалидов в регионах.
Минтруд предложил новый вариант выполнения квоты для приема на работу инвалидов. Организация сможет заплатить компенсацию, если не получается устроить к себе инвалидов. Предполагается, что собранные деньги будут аккумулированы в специальном фонде и потрачены на то, чтобы помочь людям с ограниченными возможностями здоровья найти работу. Например, на их обучение и стажировки, создание специально оснащенных рабочих мест и так далее. «РГ» выяснила, как восприняли эту идею эксперты и как сейчас обстоят дела с трудоустройством инвалидов в регионах.
 


– Мы слышали об этой идее и даже обсуждали ее в своем кругу, но не ждем от нее каких-либо перемен к лучшему, – рассказала «РГ» председатель воронежской городской организации Всероссийского общества слепых Наталья ГОРОДЦОВА. Работодатели зачастую отказывают инвалидам в трудоустройстве, предпочитая выплачивать штрафы. Они опасаются дополнительных проверок, ответственности, а также того, что незрячие и слабовидящие люди не справятся со своей работой.
 


 
Сейчас выполнить квоту по приему на работу инвалидов можно лишь одним путем – трудоустроить.
Далеко не всегда это реально на практике. Фото: Industryview/iStock

 
 
Сейчас выполнить квоту по приему на работу инвалидов (в среднем 3-4 процента от общего количества рабочих мест) можно лишь одним путем – трудоустроить. Далеко не всегда это реально на практике.
 
По данным Министерства труда и соцразвития Новосибирской области, в 2018 году 3,6 тысячи организаций региона готовы были предоставить инвалидам 13 тысяч рабочих мест. На начало этого года в счет установленной квоты работали более 8,3 тысячи новосибирцев (то есть в полтора раза меньше). Из 524 официально зарегистрированных членов ВОС в Воронеже трудоустроены человек 30 
 в основном они работают массажистами в поликлиниках, есть несколько преподавателей музыкальных школ.
 
Как показывает практика, работодатели чаще не готовы не только к созданию дорогих рабочих мест (например, для незрячего сотрудника специальный стол и компьютер обойдутся больше чем в миллион рублей), но и к переобучению. Не готовы и к любым дополнительным расходам, что вполне логично. И даже - к эмоциональному дискомфорту.


 

 
Работодатели часто не готовы не только к созданию дорогих рабочих мест,
но и к переобучению. Не готовы и к эмоциональному дискомфорту.

 

Как рассказала адвокат Елена МАДЕЕВА, она помогала трудоустроиться выпускнице вуза с дипломом юриста и заболеванием позвоночника. Ей не требовалось специального рабочего места – но нужно было какое-то время работать сидя, а какое-то – стоя, то есть менять положение тела. Девушка претендовала всего лишь на вакансию в канцелярии суда – сортировать почту. Но ей отказали. Потому как – мало ли что. И непривычно: чего это она будет то сидеть, то стоять… Так рассуждает государственная организация. Чего уж говорить о бизнесе.
 

Сейчас в Новосибирской области для средних (от 35 до 100 сотрудников) и крупных (свыше 100) предприятий действует одинаковая квота – три процента общего количества рабочих мест они обязаны предоставить людям с инвалидностью. Какие это места? По данным ведомства, люди с ограниченными возможностями здоровья, обращаясь в службу занятости, в основном ищут вакансии сторожа, диспетчера, подсобного рабочего, сборщика, охранника, упаковщика, уборщика или администратора. Но нередко предприятия готовы и обучать соискателей тем профессиям, которые требуются на производстве. Так, в одной из крупных новосибирских обувных компаний трудятся инвалиды по слуху и люди с нарушениями опорно-двигательного аппарата, которые прошли специальную подготовку при приеме на работу. Они получили профессии сборщика обуви, обработчика деталей, полуфабрикатов и изделий. При этом здесь не пришлось создавать для инвалидов специальные рабочие места, тратя на это солидные средства.
 
– С точки зрения бизнеса едва ли выгодно брать на работу инвалида, которому нужно создавать особые условия труда, и который имеет определенные преференции – сложнее процедура увольнения и так далее, – рассуждает уполномоченный по правам предпринимателей в Новосибирской области Николай МАМУЛАТ.
 
Поэтому работодатели не спешат информировать службу занятости о том, какие у них есть вакансии для инвалидов. Это основное нарушение, которое выявляют чиновники во время проверок на предприятиях. В результате у специалистов, которые занимаются трудоустройством, нет четкого представления, где мог бы быть востребован человек с тем или иным заболеванием. Понятно, что отсутствует и какая-либо стратегия на уровне региона.
 
Инициируемый федеральными властями эксперимент Николай МАМУЛАТ считает полезным, так как новые правила позволят бизнесу быть более гибким в принятии решений. С другой стороны, существует опасность, что подавляющее большинство работодателей решит воспользоваться предоставленной альтернативой. Тогда, по мнению председателя Ленинской районной организации Всероссийского общества инвалидов Натальи СКАРЕДОВОЙ, будет забыто все, чего удалось достигнуть за счет действующего закона о квотировании. По ее мнению, он и так работает слабо, и в первую очередь потому, что не предусматривает серьезных санкций – штрафы для нарушителей минимальные. Да и платят их в регионе буквально единицы: в прошлом году в суд передали всего три таких административных протокола, в этом году – пять.
 
– Но главное, отсутствует объективный анализ рынка труда, – говорит специалист. – Мы должны знать, не только какие профессии может получить человек с ОВЗ, а где он будет действительно востребован. Реальный пример: человек с ментальными отклонениями получил диплом о высшем образовании, но при этом не может ответить на элементарные вопросы в этой сфере. Зачем он получал диплом IT-специалиста, если у него нет шансов работать по этой профессии? Однако он может приносить пользу обществу, мы помогли ему устроиться туда, где он выполняет посильные действия, и он счастлив.
 
Кроме того, по мнению Натальи СКАРЕДОВОЙ, когда закон о квотировании вступил в силу, львиная доля организаций вписали в квоты людей с рабочей группой инвалидности, которые и так работали на предприятии. Таким образом, новых рабочих мест практически не добавилось. А о трудоустройстве людей с первой и второй степенью инвалидности речи практически не идет.
 
– Не только как общественник, но и как предприниматель я уверена: нужно стимулировать работодателей трудоустраивать инвалидов в рамках существующего закона, – говорит Наталья СКАРЕДОВА. – Целью бизнеса всегда является извлечение прибыли, а работать себе в убыток никто не станет. В моей компании бухгалтером работает человек с первой группой инвалидности. Он практически не выходит из дома, но вполне справляется с обязанностями удаленно. Передвигаться ему действительно очень тяжело, развозить бумаги, забирать первичные документы он не может. Мне приходится часть его обязанностей брать на себя или нанимать еще одного сотрудника. И в такой ситуации оказывается большинство тех, кто решился взять в штат сотрудника с «тяжелой» группой инвалидности.
 
В Новосибирской области действует программа, по которой предприятие может рассчитывать на компенсацию зарплаты для инвалида в объеме минимального размера оплаты труда, однако, по словам эксперта, на эти цели выделяется лишь около тридцати миллионов рублей на весь регион в год. Туда же входит компенсация оплаты куратору работника с инвалидностью, но уже в размере половины от МРОТ. Это всего шесть тысяч рублей.
 
– Нужно повышать государственное участие в трудоустройстве инвалидов, в том числе создавать специальные госпредприятия, – уверена Наталья СКАРЕДОВА. – Эта практика существовала и прекрасно зарекомендовала себя, но в 90-е была забыта. Если же будет создан очередной фонд, эти деньги просто «размоются»: еще одна структура, еще одно руководство – о целесообразности распределения средств говорить не приходится.
 
Еще одна любопытная деталь. Государство, заботясь о людях с ОВЗ, часто усложняет им жизнь – такой вот парадокс. Как рассказала Елена МАДЕЕВА, в Новосибирске крупная торговая сеть вынуждена был уволить множество инвалидов после того, как те предъявили индивидуальные программы реабилитации. В них содержится множество запретов: глухим почему-то нельзя по состоянию здоровья работать в горячем цехе или рубить мясо. Почему, непонятно. Выход нашелся: сейчас инвалиды пишут работодателю заявления, отказываясь от того или иного пункта в программе реабилитации. И, принимая всю ответственность на себя, идут печь пироги - вопреки запретам слишком заботливого государства.
 

 
КОММЕНТАРИЙ МИНТРУДА

 
Как пояснили «РГ» в Минтруде, действительно, планируется провести эксперимент в пяти регионах. Кстати, и в Воронежской области тоже. А еще в Якутии, Орловской, Свердловской и Тверской областях. Ожидается, что он начнется 1 января 2020 года и закончится 31 декабря 2025 года. Сейчас по закону квота считается выполненной, когда работодатель принял на работу человека с инвалидностью. При этом действующий механизм квотирования вызывает нарекания и у работодателей, и у органов госвласти. Он неоднозначен в выполнении, не позволяет в полной мере использовать его потенциал.
 
На практике часто квотируемые рабочие места не соответствуют квалификационным и профессиональным возможностям инвалидов, не учитывают их психофизические и иные возможности, которые требуют специально оборудованных рабочих мест.
 
Эксперимент, для которого подготовлен пакет законопроектов, предлагает создавать в пилотных регионах фонды содействия трудоустройству инвалидов. Пополняться они будут за счет компенсационных выплат работодателей, если они обоснованно не могут принять их на работу. Размер этой выплаты будет зависеть от размера прожиточного минимума (ПМ) трудоспособного человека в регионе. Если он ниже федерального, значит, размер выплаты будет равен федеральному ПМ, а если выше - то региональному.
 
Средства фондов можно будет направить на организацию профессионального обучения инвалидов, в том числе – непосредственно на рабочих местах с выделением наставника, стажировок для них для последующего трудоустройства. На создание и оборудование специальных рабочих мест для инвалидов, на стимулирование работодателей к приему на работу инвалидов, в том числе сверх установленной квоты, на организацию дистанционного труда инвалидов. Таким образом, квота будет считаться выполненной не только, если работодатель принял на работу инвалидов, но и если он заплатил компенсацию в фонд.
 
Одновременно будет усилена ответственность работодателей за неисполнение квоты. Штрафы для них в пилотных регионах составят от 10 тысяч до 20 тысяч рублей, для юридических лиц – от 150 тысяч до 300 тысяч рублей.
 
Авторы текста: 
Антон Валагин, 
Никита Зайков,
Нина Рузанова
 
Материал подготовлен
Мариной Гусенко
 
Материал был опубликован в издании:




Российская газета – Федеральный выпуск № 120 (7878)
 
Источник публикации: rg.ru.