Путеводитель по сайту
8 800 333-00-77
 бесплатно по всей России
Презентация возможностей

Личный кабинет

Регистрация

Восстановить пароль

Наши проекты

  • Он-лайн журнал 8 часов
  • Клинский институт охраны и условий труда

Новости

23 апреля 2019 г.

Стратегическая пленарная сессия Всероссийской недели охраны труда 2019

2019 год является годом столетия Международной организации труда, в рамках которого реализуется инициатива «Будущее сферы труда». Глобальная трансформация сферы труда в эпоху «Индустрия 4....

Законодательство

22 апреля 2019 г.

Вопросы трудового права: cоздание системы охраны труда на предприятии

Обязан ли работодатель, численность работников на предприятии которого составляет менее 15 человек, обеспечить функционирование системы управления охраной труда? В силу требований ст. 209 Трудового...

Статистика

22 апреля 2019 г.

Количество пострадавших при несчастных случаях на производстве

Значимым результатом деятельности Фонда социального страхования Российской Федерации в части обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний является гарантированная защищенность...

Специальная оценка условий труда

23 апреля 2019 г.

Консультация: по результатам СОУТ на рабочем месте выявлены вредные условия труда

В организации проведена специальная оценка условий труда. Какие компенсации предоставляются работнику, если его рабочему месту по результатам специальной оценки присвоен подкласс вредности 3.1,...

Эпидемиология профессиональных заболеваний нервной системы

5 апреля 2019 г.

Первые сведения о нейротоксичности ряда промышленных веществ появились от клиницистов, описавших признаки преимущественно острых отравлений металлами (свинцом, ртутью), растворителями (сероуглеродом, трихлорэтиленом). Со временем, благодаря развитию новых диагностических методов и расширению систематических групповых обследований, стало появляться все больше данных о клинически не столь явных, хронических проявлениях действия нейротоксичных веществ.   
Первые сведения о нейротоксичности ряда промышленных веществ появились от клиницистов, описавших признаки преимущественно острых отравлений металлами (свинцом, ртутью), растворителями (сероуглеродом, трихлорэтиленом). Со временем, благодаря развитию новых диагностических методов и расширению систематических групповых обследований, стало появляться все больше данных о клинически не столь явных, хронических проявлениях действия нейротоксичных веществ. Однако трактовка этих данных была неоднозначной и вызывала споры, как например, в оценке хронических последствий работы с растворителями (Arlien-Soborg, 1992).
     


Противоречия в оценках последствий длительного контакта с нейротоксичными веществами связаны с многообразием, нечеткостью и неспецифичностью клинической симптоматики и с возникающей в связи с этим дополнительной проблемой – трудностью разработки четких диагностических критериев того или иного заболевания, что необходимо для полновесных эпидемиологических исследований. Например, к симптомам хронического поражения нервной системы, связанного с растворителями, относятся расстройства памяти и концентрации внимания, утомляемость, пассивность, эмоциональная неустойчивость, раздражительность, в ряде случаев наблюдаются головокружение, головная боль, непереносимость алкоголя, снижение полового влечения. Нейропсихологические исследования выявляют разнообразные функциональные расстройства и также не позволяют выделить сколь либо специфичный симптомокомплекс данной болезни. 
     
Широкий спектр нейропсихологических изменений связан и с другими веществами. Такие изменения возникают при воздействии свинца в небольших дозах, при спаечных работах с алюминием, с тем же свинцом, марганцем, при контакте с пестицидами. Нейрофизиологические и очаговые неврологические расстройства, в частности, полиневропатия, дрожание, нарушения равновесия, возникают в результате действия хлорорганических, фосфорорганических и других инсектицидов. 
     
Учитывая сложность четкого выделения симптомокомплекса заболевания определенного токсического происхождения, в эпидемиологических исследованиях опираются на диагнозы достаточно изученных, хорошо очерченных заболеваний нервной системы - в привязке к профессиональным факторам. 
     
С 1970-х годов выполнен ряд эпидемиологических работ, касающихся связи растворителей с возникновением тяжелого психоорганического синдрома. Позже внимание исследователей привлекала связь профессиональных факторов с такими видами патологии, как болезнь Альцгеймера, рассеянный склероз, паркинсонизм, боковой амиотрофический склероз и близкие к ним заболевания. 
 
Что касается связи растворителей и психоорганического синдрома (или токсической хронической энцефалопатии, как обозначают это состояние в профессиональной медицине с учетом токсической этиологии), то перед исследователями сразу встала проблема четкого выделения определенной болезни, и вначале объединяли воедино диагнозы энцефалопатии, деменции и атрофии мозга, равно как диагнозы невроза, неврастении и нервозности, которые и в обычной практической медицине перекрываются (Axelson, Hane и Holdstedt, 1976). Позже стали говорить о связи растворителей с определенными заболеваниями – органической деменцией и атрофией мозга (Cherry, Labreche и McDonald, 1992). Данные, однако, эти подтверждаются не всеми авторами: так, в широкомасштабном исследовании, проведенном в медицинских стационарах США и включавшем 3565 случаев различных психоневрологических заболеваний и 83245 контрольных наблюдений, не обнаружено избытка случаев «пресенильной деменции» у лиц профессионально контактировавших с растворителями (Brackbill, Maizlish и Fischbach, 1990). Вместе с тем, у маляров и художников (мужчин, представителей европейской расы) – за исключением работающих с распыленными красками – частота инвалидизирующих психоневрологических заболеваний оказалась на 45% выше, чем у каменщиков.
 
Показана роль профессиональных нейротоксических воздействий и в происхождении менее «расплывчатых» заболеваний, чем психоорганический синдром. Так, в 1982 г. при исследовании рабочих итальянской обувной промышленности впервые была обнаружена связь растворителей, содержащихся в клеях, с возникновением рассеянного склероза (Amaducci и соавт. 1982). Эту связь подтвердили проведенные позже исследования в Скандинавии (Flodin и соавт., 1988; Landtblom и соавт., 1993; Gronning и соавт., 1993) и других странах. В обзоре Landtblim и соавт. (1996) были проанализированы результаты 13 исследований, касающихся влияния растворителей. Десять из них, содержащие достаточно данных для включения в общий анализ, суммарно демонстрируют двукратное повышение риска возникновения рассеянного склероза у лиц, контактирующих с растворителями.
 

В ряде исследований обнаружена также зависимость риска рассеянного склероза от работы с рентгеновским излучени
ем, спаечных работ и работы с феноксигербицидами (Flodin и соавт., 1988; Landtblom и соавт., 1993). 
Паркинсонизм чаще встречается у сельского населения (Goldsmith и соавт., 1990), особенно это относится к раннему паркинсонизму (Tanner 1989). Более того: исследование, проведенное в Калгари (Канада), показало трехкратное повышение риска паркинсонизма у контактирующих с гербицидами (Semchuk, Love и Lee 1992). 
     
Все больные, сообщившие о своих контактах с гербицидами, указали конкретно феноксигербициды или тиокарбаматы. Один больной назвал паракват, который химически сходен с MPTP (N-метил-4-фенил-1,2,3,6-тетрагидропиридин) – ве
ществом, вызывающим паркинсоноподобный синдром. Ранее, однако, у работающих с паракватом этого заболевания не отмечалось (Howard 1979). Исследования (с контрольными группами), проведенные в Канаде, Китае, Испании и Швеции, обнаружили связь паркинсонизма с широким, четко не очерченным кругом промышленных химических веществ, пестицидов и металлов, особенно с марганцем, железом и алюминием (Zayed и соавт. 1990).
 
Olav Axelson 





Источник: Энциклопедия охраны и безопасности труда МОТ, электронный ресурс: safework.ru.