Путеводитель по сайту
8 800 333-00-77
 бесплатно по всей России
Презентация возможностей

Личный кабинет

Регистрация

Восстановить пароль

Наши проекты

  • Он-лайн журнал 8 часов
  • Клинский институт охраны и условий труда

Новости

23 августа 2019 г.

Обновленные центры занятости помогут преодолеть профессиональный спад и выстроить карьеру

В Минтруде подтвердили, что система действующих Центров занятости населения должна меняться, соответствовать времени. Важно выстраивать новые перспективы взаимоотношений с работодателями для привлечения на работу...

Законодательство

23 августа 2019 г.

Минтрудом обновлена методика разработки прогноза баланса трудовых ресурсов

Методика разработана для определения значений показателей прогноза баланса трудовых ресурсов. Прогноз разрабатывается в целом по РФ на очередной год и плановый 2-летний период...

Статистика

23 августа 2019 г.

Росстат: статистика производственного травматизма в Российской Федерации. Обобщенные данные

Производственная травма (трудовое увечье) – это следствие действия на организм различных внешних, опасных производственных факторов. Чаще производственная травма – это результат механического воздействия при наездах, падениях...

Специальная оценка условий труда

23 августа 2019 г.

Периодичность проведения специальной оценки условий труда

Специальная оценка условий труда – процедура, безусловно, обязательная для каждого работодателя в России. И, хотя порядок СОУТ оформлен на официальном уровне, в нем есть довольно...

Дороги, которые мы выбираем: основы методики оценки уровня профессионального риска работника, обусловленного уровнем его профессиональной компетентности

16 мая 2019 г.

Рыночная экономика развивается динамически и эффективно, имеет целью четко выраженный и поддающийся количественной оценке критерий – прибыль. Масштабы современного производства и его энергоемкость поставили во главу угла проблемы обеспечения безопасности производственной деятельности. Однако управление безопасностью основывается преимущественно на императивных требованиях законодательства, что делает это управление недостаточно эффективным. Вот почему на рубеже активно ведутся поиски новых методов управления, связанных с единственно возможным (и аналогичным прибыли) критерием – риском.
Рыночная экономика развивается динамически и эффективно, имеет целью четко выраженный и поддающийся количественной оценке критерий – прибыль. Масштабы современного производства и его энергоемкость поставили во главу угла проблемы обеспечения безопасности производственной деятельности. Однако управление безопасностью основывается преимущественно на императивных требованиях законодательства, что делает это управление недостаточно эффективным. Вот почему на рубеже активно ведутся поиски новых методов управления, связанных с единственно возможным (и аналогичным прибыли) критерием – риском.
 
 
Авторы публикции:
 
С.П.Ворошилов,
к. ф.-м.н.,
директор «Кузбасс-ЦОТ»

 
Г.З Файнбург,
директор Пермского краевого центра
охраны труда и Института безопасности труда,
производства и человека
Пермского национального исследовательского
политехнического университета,
заслуженный работник
высшей школы Российской Федерации,
д.т.н., профессор
 
Н.Н. Новиков,
генеральный директор НАЦОТ
заслуженный деятель науки
Российской Федерации,

д.т.н., профессор
 
 
Мировым сообществом выработан важный экономичес­кий принцип: «Рисками управляет тот, кто их создает», и этот же субъект права — рискосоздатель — должен платить за риски, если их не удалось устранить.
 
Работодатель, будучи владельцем оборудования, сы­рья, готового продукта, а на период выполнения трудо­вой функции работниками — и рабочей силой, — явля­ется по закону основным причинителем вреда и ответ­чиком за профессиональные и производственные рис­ки. На него же возложена и обязанность организации работ по охране труда в соответствии с государствен­ными нормативными требованиями.
 
Соответственно работодатель обязан:
 
1) обеспечить безопасные условия труда на каждом ра­бочем месте;
2) обеспечить безопасную организацию труда работ­ников;
3) обеспечить социальную защиту пострадавших на производстве.
 
Заметим, что первое и третье из требований работо­датель может полностью обеспечить силами своего ад­министративного персонала, но безопасное выполне­ние работ возможно только в том случае, если работник сам хочет и может (умеет) защититься от профессио­нальных рисков, только если он компетентен и строго выполняет все требования охраны труда. Без активного его участия никакое обеспечение безопасности невоз­можно — это истина.
 
Из данного рассмотрения вытекает весьма нетриви­альный вывод: работник сам является создателем и не­вольным (или вольным), генератором профессиональ­ных рисков. Такой вывод легко подтверждает и твердо установленная в разных странах эмпирическая законо­мерность: причиной от 70 до 90% несчастных случаев и аварий являются некомпетентные действия человека (либо самого пострадавшего работника, либо должност­ного лица работодателя, занятого руководством и/или организацией работ).
 
Нетривиальность такого вполне очевидного вывода обусловлена тем, что на сегодня основные и весьма пло­дотворные усилия российского и мирового научного сообщества направлены в первую очередь на изучение и управление рисками, которые генерируются опасны­ми и вредными производственными факторами агрес­сивной производственной среды. Практически все вни­мание уделяется оценке условий труда с помощью атте­стации рабочих мест по условиям труда, позволяющим более или менее верно оценить лишь профессиональ­ные риски, связанные с профессиональными заболева­ниями.


Действительно, поскольку уровень воздействия вредных производственных факторов на здоровье поч­ти не зависит от компетентности работника, а возмож­ность профзаболевания пропорциональна стажу рабо­ты и уровню вредных факторов агрессивной производ­ственной среды, то методика оценки профессионально­го риска, базирующаяся на «традиционном» подходе, дает удовлетворительные результаты. Специалистам не надо объяснять, что такой подход к оценке профессио­нальных рисков, базирующийся исключительно на ана­лизе опасных и вредных факторов производственной среды, заведомо не дает и не будет давать более или ме­нее точной оценки риска производственного травма­тизма и аварий.
 
Приведем наглядный пример. На двух идентичных по условиям труда предприятиях данный подход даст одинаковую интегральную оценку профессионального риска травматизма, в то же время результаты фактичес­кого травматизма могут отличаться в разы. Причина в разном уровне компетентности работников в вопросах безопасности и организации производства. Напомним, что огромное количество несчастных случаев происхо­дит только потому, что работники с целью повышения производительности своего труда отключают защитные устройства машин и механизмов. Вот оно, роковое со­здание опасности (риска) лично работником, а вовсе не производственной средой!
 
Именно поэтому «традиционный» подход к оценке профессиональных рисков в принципе не может объяс­нить снижение частотности травматизма с ростом ра­бочего стажа. Чем дольше производственная среда воз­действует на работника, тем меньше плотность вероят­ности травматизма! Парадокс? Парадокса нет, ибо на­выки безопасной работы с опытом растут быстрее, а вероятность реализации опасностей, что генерируют­ся производственной средой, остается неизменной.
 
В результате от традиционных методик оценки уров­ня рисков травматизма мы сегодня не сможем получить надежного и необходимого для управления прогноза, в некоторых случаях ошибка будет составлять многие и многие проценты.
 
Вот почему оценка человеческого фактора, «встраи­вание» человека в явном виде в систему идентифика­ции, оценки и управления профессиональными риска­ми позволит создать в нашей стране систему, сочетаю­щую в себе как «человеческий», так и «традиционный» подходы и обеспечить реальную возможность комплек­сного управления всеми основными источниками риска как на уровне рабочего места, так и на уровне госу­дарства в целом.
 
 

 
ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ «ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ РИСК»

 
Проблема риска разрабатывается сейчас во многих об­ластях знаний, связанных с управлением: в экономике, психологии, социологии, юриспруденции, политологии, в естественных и технических науках и особенно в рам­ках принятия решений и риск-менеджмента, поскольку понятие риска описывает многозначность исхода тех или иных действий, предпринятых на основе тех или иных решений. Увеличение масштаба и количества раз­личных решений и действий в современном мире объ­ективно поставило проблему риска во главу угла реаль­ного управленческого процесса. Естественно, что каж­дая научная дисциплина имеет свой собственный взгляд на риски своей области изучения, из-за чего многознач­ное понятие риска оказалось размытым и даже проти­воречивым.
 
Существует множество определений риска, однако между ними есть нечто общее, поскольку всегда речь идет о возможных последствиях принятия решения че­ловеком и его действий в ситуации неопределенности, неоднозначности. Риск всегда связан с поведением че­ловека, реагирующего на конкретную ситуацию, в ко­торой он действует, а отказ от действий в ряде случаев также может порождать риск.
 
Нам известно самое общее из определений риска — возможность наступления неблагоприятного (а не то­го благоприятного исхода, которого ждали) события. Эта возможность (риск) характеризуется частотнос­тью неблагоприятного события (вероятностью) и тя­жестью.
 
Обратим внимание читателя, что все события в сфе­ре охраны труда в силу двойственности его характера — материальный процесс и социальное отношение — также носят двойственный — материально-веществен­ный и социально-экономический характер.
 
В рамках нашего рассмотрения нас будет интересо­вать риск повреждения здоровья в процессе трудовой деятельности — это наиболее общий риск любого труда. Он описывается в терминах медицинского характера и включает в себя возможность смерти, травмирования, острого заболевания (теплового удара или отравления, в том числе ингаляционного, лучевого поражения, ин­фекционного заражения) и хронического заболевания.
 
Однако риск повреждения здоровья наемного работ­ника в процессе его трудовой деятельности по найму в интересах работодателя, называемый профессиональ­ным, сразу требует (что и сделано нормативными акта­ми) его описания в социально-трудовом, экономичес­ком и юридическом аспектах.
 
Во-первых, для описания полученного вреда используют широкий юридический термин «причинение вреда», а работодатель, как собс­твенник орудий причинения вреда и рабочей силы, ав­томатически становится «причинителем вреда».
 
Во-вторых, повреждение здоровья понятие очень широкое, а потому если обязать работодателя расплачиваться за причинение вреда любым повреждением здоровья его работников, то он просто разорится. Поэтому юриди­чески выделяют случаи потери трудоспособности ра­ботника, все остальные случаи считаются несуществен­ными. Поэтому компенсации причинения вреда подле­жит только повреждение здоровья в виде производст­венной травмы и/или профессионального заболевания.
 
В результате мы получим следующее определение: профессиональный риск — возможность получения производственной травмы или профессионального за­болевания.
 
Обратим внимание читателей, что профессиональ­ный риск всегда много меньше общего риска повреж­дения здоровья, а последний всегда меньше, чем риск неверных, ошибочных действий. Поэтому для надеж­ной оценки профессионального риска всегда желатель­но рассматривать общие риски повреждения здоровья и риски неверного поведения. Вот такой пример: воз­можность поскользнуться больше возможности упасть поскользнувшись, возможность упасть больше, чем воз­можность получить при падении травму, возможность получить легкую травму больше, чем возможность се­рьезного травмирования, и т. д.
 
Зададимся вопросом: от чего же зависит риск повре­ждения здоровья в процессе труда? Во-первых, от опасных и вредных факторов производственной среды. Во-вторых, от тяжести, напряженности и организации трудового процесса. В-третьих, от личностных свойств работника, в первую очередь от его профессиональной компетентности. Известно, что работник представляет собой и объект, и субъект защиты от рисков поврежде­ния здоровья, в том числе профессиональных рисков.
 
Вот почему Трудовым кодексом РФ регламентируется именно поведение работодателя и работника. В частно­сти, работодатель обязан обеспечить безопасность работника как объекта защиты, например, «…безо­пасность работников при эксплуатации… безопасные условия труда… проведение медосмотров… страхова­ние» и т. п.
 
На работодателе лежит обязанность обеспечить без­опасность работника как субъекта защиты, например, обучив того безопасным методам и приемам выполне­ния работ и т. д., при этом работник как субъект дейст­вий и защиты от профессиональных рисков обязан со­блюдать требования охраны труда, проходить обучение безопасным методам и приемам выполнения опреде­ленных работ и т. д.



 

 


 
Несмотря на кажущуюся новизну, впервые термин «профессиональный риск» получил свой правовой статус еще в 1998 году после принятия Федерального закона  № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». Под профессиональным риском законодатель понимал вероятность повреждения (утраты) здоровья или смерти застрахованного, связанной с исполнением им обязанностей по трудовому договору.

В 2001 году понятие профессионального риска было введено в текст Трудового кодекса РФ. За работодателями была закреплена обязанность по обеспечению  информирования работников об условиях и охране труда, о риске повреждения здоровья и полагающихся им компенсациях и СИЗ, а также о праве работника на эту информацию. В это время в стране начинается путь по повсеместному внедрению работодателями процедуры оценки профессиональных рисков на основе различных методических подходов.

В 2011 году в трудовое законодательство были внесены изменения, в соответствии с которыми на уровне Трудового кодекса РФ было дано четкое определение профессионального риска, увязанного с порядком его оценки. В соответствии со статьей 209 Трудового кодекса РФ под профессиональным риском следует понимать вероят­ность причинения вреда здоровью в результате воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов при исполнении работником обязанностей по трудовому договору или в иных установленных законодательством случаях. Впервые было введено понятие об управлении профессиональными рисками, под которым понимается «комплекс взаимосвязанных мероприятий, включающих в себя меры по выявлению, оценке и снижению уровней профессиональных рисков».

 
Комментарий редакции www.trudcontrol.ru
 





 
На базе данного определения, а также с учетом сло­жившегося в охране труда подхода, который во главу угла ставит возможность (вероятность) причинения вреда здоровью работника различной степени тяже­сти, нами предлагается следующие деления по уровню профессионального риска:
 

— смертельный — возможность смертельного исхода;
— высокий — возможность получения тяжкого или сред­него повреждения здоровья;
— существенный — возможность получения легкого пов­реждения здоровья;
— низкий — возможность получения кратковременного расстройства здоровья, не причиняющего вреда ор­ганизму.
— ничтожный — возможность получения незначительно­го повреждения здоровья, например, микротравмы, не влияющего на потерю трудоспособности.
 





 
Исходя из приведенных выше факторов, формирую­щих риск повреждения здоровья и профессиональный риск, основными структурными элементами риска, ко­торые необходимо идентифицировать и которыми нуж­но управлять, являются:
 
— компетентность работника, руководителя работ и работодателя;
— условия труда;
— меры по снижению цены риска при данных услови­ях труда.
 
Из приведенных определений следует система изме­рения риска (цена риска) — на основе оценки различ­ных степеней вреда здоровью. Заметим, что в России различные степени тяжести вреда здоровью утверж­дены официально. Вред, причиненный здоровью чело­века, определяется в зависимости от степени его тяже­сти и подразделяется на тяжкий вред, средней тяжести вред, легкий вред. Там же классифицируются повреж­дения, не причинившие вреда здоровью человека.
 
Следует подчеркнуть, что именно степень тяжести причинения вреда здоровью так или иначе фигурирует во всех методах оценки профессиональных рисков на­прямую или косвенно. Таким образом, цена риска мо­жет послужить своеобразной связкой между различны­ми методами оценки рисков и открывает широкие воз­можности по разработке модулей, которые отвечали бы за отдельные элементы системы управления рисками. Например, можно создать модуль по управлению рис­ками, обусловленными условиями труда, модуль по сни­жению цены риска за счет использования средств ин­дивидуальной защиты.
 
В данной работе основное внимание будет уделять­ся обоснованию базовых параметров методики оценки профессиональных рисков на основе оценки рисков повреждения здоровья, обусловленных компетентнос­тью работников и должностных лиц работодателя.
 
 

 
ОБОСНОВАНИЕ ШКАЛЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО РИСКА

 
Чтобы чем-то управлять, необходимо сравнивать между собой управляемые параметры в соответствии с некой шкалой измерений. Как уже упоминалось выше, пред­лагаемая система измерений риска базируется на осно­ве различных степеней вреда здоровью. Для построе­ния этой шкалы рассмотрим эволюцию опасностей в профессиональные риски, для чего проследим цепочку соответствий опасность — вред здоровью — число в пи­рамиде формирования производственных травм (не­счастных случаев на производстве) — профессиональ­ные риски («Пирамида формирования несчастных случаев» позаимствована у профессора Н. Н. Карнауха, табл. 1).
 
Границы пирамиды травматизма «нечеткие», поэто­му возможны следующие «нечеткие» цепочки соответ­ствий.
 
Сильное следствие — правило трех событий:
 
— при реализации 10 000 происшествий происходит ре­ализация 3000 кратковременных расстройств здо­ровья;
— при реализации 1000 кратковременных расстройств здоровья происходит реализация 300 легких травм;
— при реализации 100 легких травм происходит реали­зация 30 тяжелых травм;
— при 10 тяжелых травмах происходит реализация од­ного смертельного несчастного случая.
 
То есть три события на одном уровне опасности со­ответствуют одному событию на следующем.
 
Очевидное следствие — правило десяти событий: 10 со­бытий на одном уровне опасности соответствуют од­ному событию на следующем.
Слабое следствие — правило тридцати событий: 30 со­бытий на одном уровне опасности соответствуют од­ному событию на следующем.
 
В принципе каждое следствие может послужить ос­новой для создания шкалы рисков. Так, для шкалы про­гнозов очевидно разумнее использовать правило десяти или даже двадцати событий, однако для оценки уровня компетентности, на наш взгляд, целесообразнее будет использовать уже наиболее жесткое правило трех со­бытий.
 
Итак, применяя «правило трех событий», получаем табл. 2:


 


 

Следует отметить, что шкала носит объективный ха­рактер, поскольку она построена на базе эмпирической закономерности (пирамиды формирования несчастных случаев), которая носит общий характер.
 
 

КОМПЕТЕНЦИИ И КОМПЕТЕНТНОСТЬ

 
Для более целостного изложения подхода к определе­нию «компетенций» и «компетентностей» приводим некоторые связанные с ними общеизвестные определе­ния, скорректированные с учетом нашей области при­менения.
 
Личностная характеристика — персональные характе­ристики человека (возраст, пол и здоровье и т.п.), которыми он должен обладать в соответствии с тре­бованиями охраны труда для выполнения опреде­ленной функции (трудовой функции для работника, функции организатора производства для должност­ного лица работодателя).

Осведомленность — начальное очень общего характера знание, позволяющее распознать, о чем идет речь, или зачем это нужно, но не позволяющее действо­вать профессионально.
 
Знание — понимание, сохранение в памяти и умение воспроизводить требования охраны труда (законы, правила, инструкции и т. д.) и другую требуемую для выполнения функции информацию.
 
Умение — владение работником безопасными метода­ми и приемами выполнения работ (организации вы­полнения работ), приемами оказания первой помо­щи пострадавшему.
 
Навык — доведенное до автоматизма умение.
 
Опыт — совокупность практически усвоенных на про­тяжении всей жизни и трудовой деятельности зна­ний, умений, навыков, необходимых для безопасного выполнения работ и/или организации безопасного выполнения работ.
 
Исходя из вышеизложенного, предлагается следую­щая формулировка понятия «компетенция» в сфере ох­раны труда:
 
Компетенция по охране труда — элемент (или комплекс элементов) требований охраны труда к личностным характеристикам, необходимым знаниям, умениям, навыкам и опыту работника (работодателя — физи­ческого лица), соблюдение которых должно априор­но обеспечивать безопасное выполнение работ и бе­зопасные условия труда при исполнении работником трудовой функции/или выполнения обязанностей работодателя по организации производства.
 
Базовые и общепрофессиональные компетенции ра­ботников, работодателей — физических лиц, лиц ока­зывающих услуги в сфере охраны труда, основаны на комплексе государственных нормативных требований охраны труда к функциональным обязанностям субъ­ектов права по обеспечению безопасных условий тру­да. Деталировка «компетенций» для разных работников определяется содержанием их трудовых функций и очевидно должна содержаться в компетенциях работ­ников организации, которые разрабатываются с учетом Базовых компетенций. Пример базовых компетенций приведен в табл. 3.

Дополнительные базовые (общие, ключевые) компе­тенции работников — должностных лиц, на которых ра­ботодателем возложена ответственность по исполне­нию части его обязанностей, формируются из базового набора соответствующих обязанностей работодателя, описанных в Трудовом кодексе РФ.
 
Поскольку, как это было сказано выше, «компетен­ция» отвечает за некий комплекс требований, соблю­дение которых обеспечивает безопасные условия тру­да, и характеризует способность работника выполнять эти требования, для понятия «компетентность» работ­ника (работодателя) предлагается рабочая формулиров­ка, обеспечивающая связь между уровнем компетент­ности и уровнем профессионального риска посредст­вом следующего определения:
Компетентность в вопросах охраны труда — способ­ность физического лица самостоятельно выполнять (или организовывать выполнение) те или иные рабо­ты с соблюдением требований охраны труда, осно­ванная на личностных характеристиках и необходи­мых знаниях, умениях, навыках и опыте в сфере ох­раны труда.
 
Уровни компетентности:
 
Компетентен — безусловно способен самостоятельно выявлять, оценивать и управлять рисками с соблюде­нием требований охраны труда (действия работника могут привести к реализации низкого риска с низ­ким вредом здоровью).
 
Малокомпетентен — владеет отдельными компетенци­ями, малоспособен самостоятельно выявлять, оцени­вать и управлять рисками с соблюдением требований охраны труда только в простейших стандартных слу­чаях (действия работника могут привести к реализа­ции существенного риска и причинению легкого и низкого вреда здоровью).
 
Некомпетентен:
 
— не способен самостоятельно выявлять, оценивать и управлять рисками с соблюдением требований охра­ны труда даже в простейших стандартных случаях (действия работника могут привести к реализации высокого риска и причинение вреда здоровью всех уровней);
— умышленно нарушает требования охраны труда, рег­ламентирующие работы, связанные с возможностью реализации смертельного и высокого риска (дейст­вия работника могут привести к реализации смер­тельного риска и причинению вреда здоровью всех уровней, в том числе и смертельного несчастного случая).
 




 
 
Опасно некомпетентен:
 
— не способен самостоятельно выявлять, оценивать и управлять рисками при выполнении работ, связан­ных со смертельным риском, как для себя, так и для других лиц;
— умышленно нарушает требования охраны труда и регламентирующие работы, связанные с возможно­стью реализации смертельного и высокого риска (действия работника могут привести к реализации смертельного риска и причинению вреда здоровью всех уровней, в том числе и смертельного несчастно­го случая).
 
Очевидно, что к малокомпетентным работникам ав­томатически относятся те, кто не имеет практического стажа работ с повышенной опасностью, вне зависимо­сти от уровня знаний требований охраны труда — нет навыков безопасного выполнения работ.
 
 

 
ПРИНЦИПЫ ОЦЕНКИ УРОВНЯ КОМПЕТЕНТНОСТИ

 
Таким образом, приведенным выше определением ком­петентности устанавливается однозначная связь меж­ду уровнем компетентности и уровнем профессиональ­ного риска. Эта связь, в свою очередь, позволяет ис­пользовать оценки уровня компетентности для оценки уровней профессиональных рисков. 
 
Следует подчеркнуть, что при оценке уровня компе­тентности фактически оценивается уровень способно­сти самостоятельно выявлять, оценивать и управлять рисками, которая определяется не только знаниями требований охраны труда, но и личностными характе­ристиками (в том числе и дисциплиной), умениями, на­выками и опытом в сфере охраны труда. Из этого сле­дует, что оценка уровня компетентности — комплекс­ный, непрерывный процесс, разнесенный по времени и месту, и, на наш взгляд, непрерывная оценка уровня компетентности должна состоять из трех параллельных оценок:
 
1. Оценка теоретической составляющей компетентно­сти (знания, частично умения).
 
Оценка возможной способности работника выяв­лять, оценивать и управлять рисками при выполне­нии работ (экзамены, тесты и т. п.).
 
2. Оценка фактической составляющей компетентно­сти (умения, навыки, опыт).
 
Оценка фактической способности работника выяв­лять, оценивать и управлять рисками при выполне­нии работ (поведенческий аудит), т. е. проверка фак­тического соблюдения работником требований ох­раны труда (федеральный, корпоративный, общест­венный контроль и т. п.).
 
3. Самооценка уровня личной компетентности.
 
Самостоятельная оценка уровня личной компетент­ности на основе негативного или позитивного опыта работы, требований охраны труда, изложенных в правилах и инструкциях по охране труда, технологи­ческой документации и т. п.
 
 

 
КАТЕГОРИРОВАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ ОХРАНЫ ТРУДА

 
Категорирование требований охраны труда по безопас­ному выполнению (организации) работ необходимо, для того чтобы установить уровень риска, обусловлен­ный нарушением безопасных приемов выполнения ра­бот самим работником, а также уровень риска для ра­ботника, обусловленный невыполнением мероприятий по организации безопасного выполнения работ работо­дателем.
 
В принципе такое категорирование уже существует — это и особые требования к выполнению опасных ра­бот, и список работ, где ограничено использование тру­да женщин и подростков, и классификация условий труда по результатам аттестации рабочих мест, и мно­гое другое.

Существует и категорирование нарушений требова­ний охраны труда, применяемое в основном для опре­деления степени виновности работников и работодате­лей при несчастных случаях. Последней новацией в категорировании нарушений требований охраны тру­да является ст. 81 Трудового кодекса, которая гласит:


 




 




«Трудовой договор может быть расторгнут работо­дателем в случаях:
д) установленного комиссией по ох­ране труда или уполномоченным по охране труда на­рушения работником требований охраны труда, если это нарушение повлекло за собой тяжкие последствия (несчастный случай на производстве, авария, катаст­рофа) либо заведомо создавало реальную угрозу насту­пления таких последствий
».


 



В этих строках выделен класс нарушений, при которых комиссия или уполно­моченный по охране труда должны оценить уровень ри­ска возникновения несчастного случая, обусловленного некомпетентными действиями работника.
 
Наиболее четкое категорирование нарушений мож­но получить из анализа причин несчастных случаев в связке с данными ФСС РФ об уровне вреда здоровью.
 
Необходимо отметить категорирование, базирующе­еся на системе запретов неправильных действий работ­ников, которая изложена во всевозможных правилах и инструкциях по охране труда, а также в технологичес­кой и эксплуатационной документации.
 
Если исходить из приведенных выше рассуждений и доказательств, нами предлагается система соответст­вий уровней профессиональных рисков, требований охраны труда и требования к компетентности работни­ков и работодателей, изложенная в табл. 4. Данная Си­стема соответствий с учетом Шкалы уровней профес­сиональных рисков (табл. 2) позволяет нам построить Единую шкалу оценки однократного нарушения (не­знания) требований охраны труда (табл. 5).
 



 



 
 


Исходя из вышеизложенного, можно предложить Единую шкалу оценки теоретической и фактической составляющей компетентности работников и работода­телей (табл. 6).
 
Следует обратить внимание на то, что оценки теоре­тической и фактической составляющих компетентно­сти работника осуществляются в рамках известных и действующих на предприятиях процедур и не требуют новых организационных усилий. Наоборот, появляется возможность свести как оценку знаний, так и оценку нарушений к единой шкале — шкале уровней профес­сиональных рисков. Теперь работник будет четко пони­мать: причиной несдачи экзамена является незнание безопасного приема выполнения работ, что может при­вести к тяжелой травме или вообще к смерти, а вовсе не отсутствие правильного ответа на поставленный воп­рос. Аналогично, он будет наказан за нарушение безо­пасного приема выполнения работ (того же самого), по­тому, что его действия представляют смертельный риск как для него самого, так и для окружающих.
 
Изложенный выше подход является, по сути, концеп­цией рабочей методики оценки профессионального ри­ска работника, обусловленного уровнем его компетен­тности. Авторы надеются, что данная методика будет в окончательно доработана в течение 2011 года.
 
При этом методика будет:
 
— объективно оценивать уровень компетентности ра­ботников в вопросах охраны труда;
— органично вписываться в современные системы уп­равления производством;
— быть практичной и понятной как работникам, так и должностным лицам работодателям.
 
 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 
Установленные в данном материале соответствия меж­ду опасностью, вредом здоровью, профессиональным риском и компетентностью работников могут послу­жить основой для Системы выявления и управления профессиональными рисками, обусловленных «чело­веческим фактором». Как уже упоминалось выше, дан­ная Система будет являться модулем некой Общей си­стемы управления профессиональными рисками, впро­чем, достаточно независимым и наиболее значимым.
 
Кроме того, авторы выражают надежду, что изло­женные требования к компетентности работников и работодателей и методы ее оценки окажут определен­ное влияние не только на структуру практических эле­ментов программ обучения, но и на систему контроля безопасности труда на производстве.
 
 
Материал публикуется с любезного  разрешения редакции
журнала «Безопасность и охрана труда»



 
Источник публикации: biota.ru.