Путеводитель по сайту
8 800 333-00-77
 бесплатно по всей России
Презентация возможностей

Личный кабинет

Регистрация

Восстановить пароль

Наши проекты

  • Он-лайн журнал 8 часов
  • Клинский институт охраны и условий труда

Новости

12 декабря 2018 г.

Доплата за работу в ночное время не может подменяться повышением оклада

Работник обратился в суд за защитой своих трудовых прав, требуя от работодателя, среди прочего, выплатить ему компенсацию за работу в ночное время. Работодатель полагал,...

Законодательство

12 декабря 2018 г.

Дорогие коллеги! Примите наши поздравления с Днем Конституции Российской Федерации

Это праздник государственной важности, потому что связан с судьбой каждого из нас! Конституция – это прочный фундамент демократического государства, Основной Закон нашей страны, признанный обеспечить...

Статистика

12 декабря 2018 г.

Страховые случаи, зарегистрированные в исполнительных органах ФСС РФ

Значимым результатом деятельности Фонда социального страхования Российской Федерации в части обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний является гарантированная защищенность...

Специальная оценка условий труда

12 декабря 2018 г.

СОУТ завершается, поторопитесь... Как составить перечень рабочих мест для проведения СОУТ?

Специальная оценка условий труда (СОУТ), сменившая в 2014 году аттестацию рабочих мест, внесла заметные коррективы не только в подходы к проведению процедуры, но и...

Влияние электромагнитных волн и полей на здоровье работников: опасные стихии мегаполиса

22 мая 2018 г.

Что излучение сотовых телефонов вредно – давно не новость. Ученые говорят об этом уже лет 10: объясняют, доказывают и пытаются донести до рядовых потребителей сотовой связи, что необходимо ограничивать общение по мобильному. Иначе велик риск «подцепить» электроволновую болезнь и кучу других неприятностей. Но не только сотовые облучают нашу жизнь…
Что излучение сотовых телефонов вредно – давно не новость. Ученые говорят об этом уже лет 10: объясняют, доказывают и пытаются донести до рядовых потребителей сотовой связи, что необходимо ограничивать общение по мобильному. Иначе велик риск «подцепить» электроволновую болезнь и кучу других неприятностей. Но не только сотовые облучают нашу жизнь…

  

Wi-fi и другие достижения прогресса круглосуточно атакуют наш мозг. Чем это может обернуться для здоровья человека в будущем, рассказал Олег ГРИГОРЬЕВ, директор Центра электромагнитной безопасности, заместитель председателя Российского национального комитета по защите от неионизирующих излучений, член научно-консультативного комитета Международного электромагнитного проекта ВОЗ.
 

– Олег Александрович, насколько я знаю, первые исследования по влиянию излучения сотовых телефонов на организм человека проводились именно у вас в Центре?
 

– Да, это было в конце 90-х годов. У нас в лаборатории была специальная безэховая камера – единственная в стране. Это специальная камера, в которую помещался доброволец, – а насчет добровольцев никаких проблем не было, потому что испытывались обычные сотовые телефоны, купленные в розничной сети. Особенность этой камеры состояла в том, что к человеку можно подвести источник электромагнитного поля – в данном случае, сотовый телефон – и записывать его физиологические показатели непосредственно в режиме воздействия. Что технически на самом деле очень сложно. Почему?
 
Потому что, когда вы в обычных условиях размещаете датчики и провода на теле человека, то в условиях воздействия электро-магнитных полей (ЭМП) они, во-первых, сами являются антеннами. Во-вторых, существуют большие сложности, связанные с процессами, происходящими в области контакта – там возникают так называемые токи микрополяризации, и происходит локальное усиление наведенных токов. И если использовать обычные стандартные системы ответвления (мы сейчас рассуждаем гипотетически), человека, в принципе, можно убить. Вот представьте: вы облеплены электрическими датчиками, проводами какими-то, и  есть внешний источник ЭМП – и в местах контакта у вас возникают наведенные токи. И какова будет величина этих токов, никто не знает. Считайте, что вы просто поднесли электрическую дубинку к голове.
 
Чтобы избежать такой ситуации, мы применили специальные очень сложные электроды, высокоомные. Фактически, это были не проводки, а трубочки, заполненные раствором агар-агара в жидкой фазе. Все это особым образом стыковалось с замеряющей аппаратурой и представляло очень сложную конструкцию. Но главное, что это позволяло записывать реакцию различных систем организма непосредственно во время воздействия ЭМП. Никак иначе этого сделать было нельзя, все другие методы с использованием стандартной аппаратуры могли фиксировать состояние человека только до воздействия и после воздействия, не во время самого процесса.
 
И вот на этой аппаратуре мы провели серию исследований на добровольцах с использованием телефонов разных стандартов, и получили данные о том, как ведет себя организм в целом и отдельные его системы именно в период воздействия ЭМП. Было выявлено, что через 15 – 30 секунд у подавляющего большинства людей организм реагирует на действие сотового, независимо от того, ощущает человек это субъективно или нет. То есть, изменения био-электрической активности абсолютно четко наблюдались у всех, а дальше – степень выраженности реакции, в зависимости от телефонов разных стандартов,  уже была индивидуальной.
 
Мы выявили некоторые типологические реакции и получили данные, что на сотовый телефон организм реагирует приблизительно так же, как на все электромагнитные поля малой интенсивности.
 
К сожалению, повторить серию этих экспериментов уже невозможно, потому что в процессе недавней реконструкции, предпринятой в нашей лаборатории, эту камеру сломали, а на новую пока просто не хватает средств.

 


 
ВЫНОС МОЗГА
 
 
– Сегодня накоплено уже много данных о воздействии сотовых телефонов.
 

– Да, и ситуация, я бы сказал, развивалась скандально. Это связано с различными полученными данными, отечественными и зарубежными, которые говорят, что в лабораторных условиях получаются те или иные эффекты влияния ЭМП сотовых телефонов на различные системы организма. И самое скандальное для данной ситуации в целом – это прошлогоднее решение ВОЗ по поводу включения мобильных телефонов к классу канцерогенов 2B, которые характеризуются как «Возможно канцерогенные для человека».
 
Это самый слабый класс канцерогенов – к нему, например, кофе относится. Характерно, что из всех ЭМП в этот класс были включены ЭМП именно сотовых телефонов, так как здесь присутствует своя специфика: происходит направленное воздействие в ближней зоне (это самый главный фактор) на органы-мишени, то есть, в первую очередь, на мозг. И это отличает данное воздействие от влияния вообще ЭМП радиочастного диапазона. Также и магнитное поле промышленной частоты было отнесено к канцерогенным веществам класса 2В, но это произошло раньше, в 2003 году.
 
Решение ВОЗ, о котором мы сейчас говорим, свидетельствует о том, что имеются совершенно достоверные эпидемиологические исследования, на основании которых оно и было принято. С другой стороны, на сегодняшний день не существует никаких данных о природе механизма воздействия. Именно эти исследования в области поисков механизма сегодня являются приоритетными для науки.
 
А в области гигиены, личной безопасности людей, которые пользуются сотовой связью, главным является разработка методов предупреждения: но здесь как раз никаких секретов нет, все методы предупреждения сводятся к совершенно банальным вещам, которые всем давно известны – сокращать время разговоров, пользоваться гарнитурой хендс-фри, чтобы не держать телефон у головы и т.д.
 
Кстати, мы состыковали данные по сотовым телефонам и по электронно-волновой болезни и посчитали и обосновали, что плотность потока электромагнитного излучения 200 мкВт/см. кв – это предельный показатель, которого человек может придеживаться без угрозы попасть в группу риска. Как только он «набирает» в течение суток больше, он уже попадает в группу риска возникновения электро-магнитной болезни.
 


 
ЗНАЙ СВОЮ ДОЗУ
 
 
А как определить, набрали вы уже эти 200 микроВатт или нет?
 

– Очень просто: надо  провести приборные измерения своего сотового. Если вы знаете характеристики своего телефона и вам провели измерения, дальше вы просто учитываете продолжительность разговоров в течение дня, любым способом, хоть по счетчику в телефоне, хоть по счетам и т.д.
 
Конечно, мы провели и свои расчеты. Безопасная «доза» общения по мобильному – примерно 1 час в день. Если вы эту планку преодолели, то с  высокой степенью вероятности вы вышли за рамки 200 мкВт. Как можно измерить телефон? Достаточно просто. Либо к нам прийти, либо в НИИ Медицины труда, в Петербурге есть такая организация, в Самаре... В нашей стране наберется с десяток точек, где работают компетентные, адекватные люди, есть очень хорошие, проверенные методики.
 
В свое время мы в своей лаборатории проверяли, удовлетворяют ли сотовые телефоны отечественным санитарным нормам или нет. Купили три телефона в розничной сети и измерили. И получили закономерный результат: подавляющее большинство телефонов не вписываются в наши санитарные нормы.
 
Мы будем продолжать фундаментальные исследования в этой области, но здесь уже больше интереса для науки, чем для потребителей телефонов. Дело в том, что скорость накопления научных данных отстает от изменения стандартов и условий облучения пользователя. Сейчас уже ни телефонов тех нет, ни стандартов. Сейчас уже G4, четвертая генерация приборов, ЛПИ появляется, где очень сложная организация сигнала. Действуют совершенно другие стандарты, и каковы будут их отдаленные последствия, непонятно. Никто их не изучал, это белое поле вообще. Если кто-то скажет, что он об этом что-то знает, можно смело кинуть в него камнем.
 
Вот еще что: раньше нормирование и стандартизация строились так, что население в принципе не должно было и не могло попасть в группу риска. Сначала разрабатывались нормативы, и только потом выпускались изделия, соответствующие этим нормативам. А с появлением сотовой связи все произошло с точностью до наоборот – вот вам сотовая связь, и разрабатывайте по нее какие-то критерии. И сразу выяснилось, что при использовании мобильных у нас имеются две основные группы риска: несовершеннолетние и люди, которые набирают эти самые 200 мкВт в сутки.
 
Изучались фундаментальные вещи. Что является критической системой при воздействи ЭМП? – Мозг, центральная и периферическая нервная системы, а также сердечно-сосудистая система, в меньшей степени. Наибольшему воздействию же подвергается головной мозг. Еще в 1895 году в исследованиях Данилевского впервые было показано, что именно нервные ткани напрямую воспринимают ЭМП. И с тех пор эти данные непрерывно подтверждаются. Главная-то опасность в чем? Что здесь мы имеем влияние на ту систему, которая делает нас людьми – на мозг.
 
Еще в 70-е годы выдающийся наш ученый Михаил ШАНДАЛА, в свое время возглавляший Киевский институт коммунальной гигиены (сейчас он работает в Москве), провел важнейшее исследование о влиянии ЭМП малоинтенсивного действия на детей. Исследование проходило в трех регионах Украины. В течение трех лет наблюдали за детьми в возрасте от 6 до 14 лет, которые жили в зоне действия радиостанции.
 
Интенсивность излучения была невысокой, примерно такой же, как у нас в районе Останкино, речь шла о единицах вольт на метр. И получили следующее: слабоинтенсивное хроническое воздействие на детей влияет на их когнитивные функции, на способности к обучению, на формирование функций центральной нервной системы. Обнаружилась также небольшая тенденция к угнетению сердечно-сосудистой системы. Но самое печальное, что дети не достигают своих умственных возможностей. Это единственное, что отличает ЭМП от всех остальных вредных факторов. Оно называется биотропным, и при его наличии идет вмешательство в нормальное функционирование организма.
 
Возвращаясь к сотовым телефонам, могу добавить, что две трети энергии поглощается головным мозгом, и он на это впрямую реагирует. Это ясно. Что могут образовываться какие-то нарушения в клеточных мембранах, тоже ясно. Китайцы даже засняли эти дырки, которые образуются в клеточных мембранах, мы в своих лекциях показываем эти слайды.
 
Масса деталей изучена на животных. Но, с точки зрения управления риском, это вещи все малосущественные. Управлять риском мы можем только одним способом – убрать телефон от головы. Человек, который знает, что больше одного часа разговаривать нельзя, но стабильно набирает свои 200 мкВт, должен понимать, что его ожидает симптомный комплекс радиоволновой болезни. Это то, о чем мы можем с очень высокой степенью вероятности говорить. Если он разговаривает по два часа в день и удосужится через год пойти к профпатологу, его посмотрят и скажут, попал он в зону риска или не попал. Что касается, разовьется онкология или нет, это вилами на воде писано, этого никто сказать и предугадать не может.
 
Мы вас проинформировали о риске – дальше вы сами решаете, что делать: вы убираете телефон от головы либо принимаете этот риск на себя. Вы сами сознательно делаете этот выбор. А чтобы не подносить телефон к голове, можно использовать гарнитуру хэндс-фри, любую – проводную, беспроводную, – можно сокращать время разговора, можно, в конце концов, по обычному гродскому телефону поговорить. Надо управлять своим риском! И тут уже пальцем показывать на науку, на медицину уже не надо.

 


 
ПЛАТИМ ДВАЖДЫ
 
 
А вкупе с микроволновкой, с другими домашними приборами не может воздействие ЭМП аккумулироваться?
 
 
– Не может, потому что оно имеет совершенно разное направление действия. Вся техника – компьютер, печка СВЧ и другие приборы – эти риски настолько управляемы, что говорить о том, что существует опасность для здоровья, можно либо если человек совершенно невежественный, либо он находится в особой ситуации. Скажем, продавщица пирожков в маленьком ларьке, где ей приходится постоянно эти пирожки разогревать в печке СВЧ, и в течение рабочего дня она не уходит от печки на безопасные полтора метра. А если просто сидеть дома на кухне, а микроволновка над ухом – она у вас работает три минуты, мизерная доза. Когда вы в метро едете, то каждый набор скорости и торможение создает ЭМП намного больше, несопоставимые с СВЧ. И не только в метро – в троллейбусе, трамвае, везде, где задействовано электричество, всегда на старте и торможении создается импульс.
 
 
И у электромобилей тоже?
 

– Не только. У хороших авто типа мерседесов, вольво, у которых аккумулятор расположен в багажнике, тоже неслабые поля возникают.
 

 
И если мы сейчас переходим на электромобили как экологически безопасные, то получаем взамен облучение?
 

– Что касается электромобилей, то по состоянию на сегодняшний день это хорошо разрекламированный маркетинговый ход и ничего больше. Не имеет смысла переходить на электромобили, пока нет обеспечивающей их технологической основы. Я сразу вижу здесь весь комплекс проблем: возникает проблема токопотребления на линии электропередачи, дополнительной распределительной сети, самих пунктов, где эти авто будут заряжаться. И конечная стадия – сам автомобиль. Если сейчас существует одна система распределения, то потребуется еще одна, более мощная. А у нас сегодня каждая базовая станция сотовой связи излучает энергию, эквивалетную миллиону печей СВЧ, работающих с открытыми дверцами, и все это уходит в атмосферу.
 
Надо понимать, что и электромобили, и та же сотовая связь – все это очень энергоемкие, глобальные процессы. И они связаны с передачей электроэнергии. А это опять означает потери энергии, рассеяние, ЭМП, которое идет широкой полосой. Мы очень много энергии просто рассеиваем в пространство, не получая для себя ничего.
 
Существует европейская комиссия по изучению экономики заболеваний головного мозга, которая раз в несколько лет делает доклады, подсчитывает затраты – а они миллиардные – на лечение заболеваний головного мозга в Евросоюзе. По прошлогодней публикации этой комиссии мы сделали свой расчет. Выделили те заболевания, которые могут соотноситься с заболеваниями от воздействия поля сотового телефона и посмотрели, во что они обходятся. Приблизительно в те же суммы, которые операторы сотовой связи зарабатывают на своих абонентах.

 


 
ПО 50 – И ВСЕ!
 

– Снова вернемся к бытовой технике. Технический прогресс ставит перед нами ряд задач, которые еще только предстоит решить. Сегодня в каждой квартире, на каждом офисном рабочем месте, имеется масса электроприборов. Но проблема даже не в том, что они создают перенапряжение в сети, а в том, что уменьшилась стойкость этих сетей.
 
Одно время мы активно занимались гармониками в сетях. Это такие токи, которые возникают в результате преобразования тока промышленной частоты 50 Гц. А все наши приборы – компьютеры, лампочки электрогазоразрядные, офисная техника, зарядные устроства и т.д. – работают на полувыпрямленном токе.



 


В компьютер ведь приходит не ток в 220 Вольт, а ток, который преобразователи в каждом приборе понижают до необходимого уровня. Что вносит в сеть дополнительные, вторые и третьи, гармоники, то есть возникает не только частота 50 Гц, а 100 и 150 и т.д. – иногда при 150 Гц ток может быт соизмерим с током на 50 Гц.


 
 
А следствием этого становится совсем другой режим работы сетей: чем выше частота, тем поверхностная плотность тока выше – он вытесняется из центра сечения к границам провода. Появляются другие требования к изоляции. А от неравномерной плотности уже совершенно по-другому работает сеть, возникает проблема грязного электричества, которое свистит и создает фон.
 
Надо понимать, что нормативы частоты 50 Гц не с потолка взяты, они разрабатывались, изучались (на животных) реакции организма, делались выводы, какой вводить коэффицент гигиеничесокго запаса и т.д. Но когда у нас возникает другая частота, не 50 Гц, а выше, то реакция организма будет другой. Какой – неизвестно.
 
И тут возникает уже другая история: одна из существующих на сегодняшний день гипотез, связаных с магнитными полями промышленной частоты, говорит о том, что при некоем, достаточно высоком проценте высоких гармоник – опять же, неизвестно, каком – возникают раковые кластеры. Их обнаружила американская исследовательница Лика ХЕЙФЕЦ.
 
Она показала, что при наличии удовлетворяющих показателей магнитного поля и полей радиочастотного диапазона совершенно достоверно в каких-то конкретных зданиях наблюдается выход онкологических заболеваний. Такой феномен. Ученые пока не поняли, как это происходит.

 


 
УСКОЛЬЗАЮЩИЕ ПОЛЯ
 
 
Фактически, мы даже у себя дома живем в заведомо патогенной среде. Уже хочется воскликнуть: «Как страшно жить!»
 

– Я бы не стал паниковать раньше времени, но и закрывать глаза на происходящее не стоит. Потому что дальше мы сталкиваемся с еще одной неразрешимой проблемой: новое поколение связи подарило нам wi-fi. И когда у вас в доме 50 таких сетей, то задаешься вопросом – а как они действуют на нас? И никто сказать не может. Никто из корифеев нашего Национального комитета не ответил мне на вопрос, как подходить к оценке ситуации, когда у тебя в доме 50 сетей?
 
Из данных, которые мы получаем в лабораторных условиях, на животных, известно, что при воздействии низкой нетепловой интенсивности «атакуется» центральная нервная система. Но прямой зависимости между дозой и эффектом не существует, как это бывает обычно, когда чем сложнее организован сигнал, тем больше выраженность ответа и тем большего эффекта вы можете ожидать. Когда организм реагирует непосредственно на ЭМП, центральная нервная система реагирует на каждый сигнал. Выраженность реакции индивидуальна, она может быть больше или меньше. Может случиться ситуация, когда один сигнал забьет все.
 
Что получается? Вот активировалась центральная нервная система и находится в подпорогов режиме, а, может, в пограничном состоянии. Если б наши 50 сетей включились и стабильно работали, организм бы это воспринял и вышел на  какой-то уровень активации, адаптировался через какое-то время и спокойно дальше жил. Но с wi-fi мы имеем ситацию, когда один сигнал то сильнее, то слабее, неустановившийся режим дергает организм. Картина внешнего воздействия сегодня такая, через полчаса другая, через час третья – а организм каждый раз должен реагировать, и процесс адаптации практически невозможен. Это чисто теоретический аспект. С другой стороны, прямой заболеваемости-то нет. Мы можем диагностировать только симптоматику, какой-нибудь астенический синдром. Но он может быть вообще от чего угодно. Получается, что ЭМП малой интенсивности – самый сложный из вредных факторов. Как в 1895 году началось его изучение, так и по сей день этой проблеме не видно ни конца, ни края.
 
Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила о возможности развития рака головного мозга из-за использования мобильных телефонов. Эксперты ВОЗ отнесли мобильные телефоны к классу канцерогенов 2B, которые характеризуются как «Возможно канцерогенные для человека». К этому классу, к примеру, относятся такие вещества, как бензин, дизельное топливо, выхлопные газы, свинец, инсектицид ДДТ, кофе, некоторые лекарства.
 
Электромагнитные поля особенно опасны для детей, беременных, хронических больных, аллергиков и людей с ослабленным иммунитетом.



УЧЕНЫЕ БЬЮТ ТРЕВОГУ
 

Несколько лет назад шведские исследования показали возможность повышения вероятности развития рака мозга у человека, регулярно пользующегося сотовым с 10 – 11 лет. В результате воздействия ЭМИ возможен не только рак мозга, но и рак крови, гормональные заболевания. Специалисты Международного агентства изучения рака (IARC) пришли к выводу, что использование мобильных телефонов связано с развитием злокачественных опухолей мозга – глиом, а также доброкачественных, но опасных невром слухового нерва. Ученые сослались на результаты международного проекта INTERPHONE, согласно которым повышенный риск развития глиом был выявлен у наиболее активных пользователей мобильников.
 


 
Источник публикации: www.8hours.ru.