Путеводитель по сайту
8 800 333-00-77
 бесплатно по всей России
Презентация возможностей

Личный кабинет

Регистрация

Восстановить пароль

Наши проекты

  • Он-лайн журнал 8 часов
  • Клинский институт охраны и условий труда

Новости

20 сентября 2019 г.

Андрей Москвичев: конкурсные места на Чемпионате WORLDSKILLS KAZAN 2019 были максимально безопасными

Специалисты Клинского института охраны и условий труда совместно с WorldSkills Russia обеспечили безопасность рабочих мест на 45-ом чемпионате мира по профессиональному мастерству в...

Публикации

23 сентября 2019 г.

Зачем заниматься управлением профессиональными рисками с точки зрения закона?

Помимо очевидной практической ценности процедуры управления профессиональными рисками, которая сама по себе должна мотивировать заниматься ею, есть также ряд положений нормативных документов, обязывающих работодателей...

Законодательство

23 сентября 2019 г.

Госдума поддержала введение электронных трудовых книжек

В первом чтении были приняты законопроекты «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации (в части формирования  сведений о трудовой деятельности в электронном виде)»...

Статистика

23 сентября 2019 г.

Количество пострадавших при несчастных случаях на производстве

Значимым результатом деятельности Фонда социального страхования Российской Федерации в части обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний является гарантированная защищенность...

Консультация: актуальные вопросы проведения медицинских осмотров работников в целях выявления профессиональных заболеваний

18 сентября 2019 г.

В настоящее время, в период повсеместного применения Федерального закона № 426-фз «о специальной оценке условий труда» назрела необходимость в создании новой редакции приказа Минздравсоцразвития России № 302н «об утверждении перечней вредных и (или) опасных производственных факторов, при выполнении которых  проводятся предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования), и порядка проведения обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда»...

Источник фото: shutterstock.com.




В настоящее время, в период повсеместного применения Федерального закона
№ 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» назрела необходимость в создании новой редакции Приказа Минздравсоцразвития России № 302н
«Об утверждении перечней вредных и (или) опасных производственных факторов, при выполнении которых  проводятся предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования), и порядка проведения обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда».


 


– Полным ходом идет специальная оценка условий труда, заменившая аттестацию рабочих мест, однако новой редакции Приказа № 302н до сих пор принято не было. Какие факторы помешали разработчикам проекта приказа выпустить новый нормативный правовой акт, регулирующий порядок проведения медицинских осмотров работников предприятий и организаций?

 
– Действительно принятие новой редакции документа затянулось. Экспертным сообществом был выявлен ряд причин «пробуксовки» данного процесса. У участников трехстороннего диалога социально-трудовых отношений разгорелась дискуссия о том, кто должен проходить медицинский осмотр – работники, занятые на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда в соответствии с Трудовым кодексом РФ, или работники, занятые на работах с вредными и (или) опасными производственными факторами.
 
Давайте разберемся в особенностях правового толкования двух очень похожих формулировок норм трудового законодательства. В соответствии с нормами действующего Федерального закона № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» следует понимать следующее:
 
– в первом случае направляются на осмотр только работники, у которых условия труда признаны вредными по результатам специальной оценки условий труда (класс условий труда 3.1 и выше);
– во втором случае осмотру подлежат все работники, у которых на рабочих местах идентифицированы вредные факторы, в том числе, когда по результатам измерений установлено, что уровни факторов не превышают соответствующих гигиенических нормативов и соответственно были отнесены к «допустимому», 2 классу условий труда.
 

 
– Какие практические последствия влечет за собой принятие того или иного подхода в отношении установления порядка проведения медицинских осмотров работников?
 
 
– Главными инициаторами данного спора в экспертном сообществе выступили эксперты системы государственного санитарного надзора еще задолго до создания современной службы Роспотребнадзора. По мнению экспертов Роспотребнадзора медицинский осмотр должны проходить все работники, поскольку в ходе проводившейся ранее аттестации рабочих мест, а в настоящее время в рамках процедуры специальной оценки условий труда не всегда выявляются вредные условия труда на рабочих местах. Это зачастую приводит к установлению «допустимого» 2 класса условий труда, что в свою очередь не обеспечивает необходимой и достаточной степени безопасности для здоровья работников.
 
С одной стороны обеспечение полноценного регулярного медицинского наблюдения за здоровьем работников, занятых на работах с вредными и опасными производственными факторами, является весьма позитивным условием снижения профессиональных рисков, с другой стороны такая практика может повлечь за собой целый ряд последствий и противоречий в практике охраны труда. Прежде всего, принятие второго варианта формулировки в разы увеличивает контингент персонала, подлежащего медосмотру, ведь удельный вес работников, занятых на работах с вредными условиями труда, на большинстве предприятий и организаций не превышает половины штата.
 




Выявление медицинских противопоказаний у работника является основанием для вынесения по результатам экспертизы отрицательного заключения по вопросу его профессиональной пригодности.
 



– Какие правовые коллизии могут возникнуть при установлении профнепригодности работника для осуществления им трудовых функций в допустимых условиях труда?

 
– При выявлении у работника медицинских противопоказаний, препятствующих выполнению работ по данной профессии (должности), ему выдается соответствующее заключение по результатам экспертизы профпригодности. Врачебная комиссия в индивидуальном заключении по результатам осмотра должна записать следующую формулировку: «имеет противопоказания».
 
Данная запись, в свою очередь, является основанием для работодателя к отстранению  подчиненного от работы. На практике обычно общие медицинские противопоказания могут быть выявлены у любого работника независимо от вредных факторов, с которыми он контактирует, в том числе у работников, условия труда которых характеризуются «допустимым» 2-м классом. В данной ситуации работодатель будет вынужден отстранить от работы сотрудника, занятого в безопасных условиях труда.




Источник фото: pixabay.com.


 
Неизбежно возникает несколько трудноразрешимых коллизий, как для работодателя, так и для работника.
 
Во-первых, работодатель теряет квалифицированного работника, у которого безопасные, допустимые условия труда, что официально подтверждено соответствующими специалистами.
 
Во-вторых, работник теряет место работы без каких-либо гарантий трудоустройства по специальности. Обычно такого работника трудоустроить у работодателя не представляется возможным, так как на предприятиях, как правило, отсутствуют рабочие места с оптимальными условиями труда, которым присвоен 1-й класс «профессиональной вредности». На предварительном медицинском осмотре при приеме на работу в другую организацию по той же профессии работника также обязаны не допустить к работе, выявив все те же медицинские противопоказания.
 




Одним из спорных моментов в практике медицины труда является частота направления работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, на периодические (повторные) медицинские осмотры.

 

– Кого из работников и как часто следует направлять для проведения медицинского осмотра в центр профпатологии?

 
– Авторы одной из последних версий приказа изложили ответ на данный вопрос в следующей формулировке: «Не реже одного раза в пять лет работодатель обеспечивает прохождение периодического медицинского осмотра работников, занятых на работах в условиях воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов, в центре профессиональной патологии».
 
Прямое толкование данной нормы исходит из предположения о том, что привлечение врачей-профпатологов является оправданным. Бытует мнение о том, что пусть хотя бы один раз в пять лет всех «хорошо» посмотрят специалисты центра профпатологии, ведь «обычные медосмотры зачастую проводятся поверхностно и не могут выявить первых признаков возникновения профессиональных заболеваний работников. Применение такого подхода на практике приведет к тому, что один раз в пять лет все работники страны, занятые на работах с классом условий труда 2 и выше, будут должны  осмотрены в территориальных центрах профпатологии.
 
Даже если исходить из того, что в отношении государственных служащих и иных категорий работников специальная оценку труда, устанавливающая вредность условий труда на рабочем месте, не проводится, то по экспертным оценкам итоговая численность работников, подлежащих осмотру в центрах профпатологии каждые пять лет будет достигать не менее 50 миллионов человек.
 
Применение данного подхода к проведению медицинских осмотров является не реалистичным в условиях современной России. Потребуется проведение широкомасштабной работы по созданию в стране единой системы профпатологической службы. Всего несколько субъектов Российской Федерации – прежде всего, Ростовская и Кемеровская области, – располагают полноценными многопрофильными центрами профпатологии с хорошей материальной и кадровой базой, включая стационары. В ряде случаев к ним можно приравнять клиники профпатологии гигиенических институтов (Ангарск, Новосибирск, Новокузнецк, Екатеринбург, Уфа, Н. Новгород, Саратов, Санкт- Петербург, Москва). В остальных субъектах территориальные центры профпатологии представляют собой малочисленные коллективы специалистов из 3-5 чел., работающих на базе областных (республиканских) больниц, причем, как правило, сформированные преимущественно совместителями из числа профессорско-преподавательского состава кафедр профессиональной патологии региональных медицинских вузов.

 
 



В профессиональной среде ученых-гигиенистов ведется дискуссия о новой концепции пороговости как основного принципа гигиенического нормирования в отношении уровней воздействия на здоровье работников вредных производственных факторов.
 

 

– Какие уровни вредных производственных факторов должны признаваться допустимыми?
 
 
– В практике медицины труда ведется дискуссия об определении  безопасных уровней (ПДК и ПДУ) вредных производственных факторов. Речь идет об уровнях, которые при ежедневной (кроме выходных дней) занятости в течение 8 ч, но не более 40 ч в неделю, в течение всего рабочего стажа не вызывают заболеваний или отклонений в состоянии здоровья, обнаруживаемых современными методами исследований, в процессе работы или в отдаленные сроки жизни настоящего и последующего поколений.
 
Установление в ходе гигиенической оценки условий труда 2-го «допустимого» класса предполагает наличие на рабочем месте воздействия вредных производственных факторов на уровне принятых в стране ПДК и ПДУ.

 

– Для чего нужен периодический осмотр данных работников каждые пять лет в центре профпатологии, если вредные факторы рабочего места, оцениваемые 2-м «допустимым» классом, «не вызывают заболеваний или отклонений в состоянии здоровья работников?


– У работодателей на практике действительно может возникнуть ряд вопросов. Какие профессиональные заболевания могут быть выявлены во время медосмотра, а также какие профилактические мероприятия должен разработать и внедрить работодатель по отношению к данным работникам, если их условия труда уже являются допустимыми? Кроме того непонятно, как трудоустроить данных работников при выявлении у них медицинских противопоказаний.
 
Данный перечень вопросов является открытым. Здесь также заявляет о себе экономическая составляющая организации и проведения процедуры медицинского осмотра. В отдельных регионах России часто важным фактором будет территориальная удаленность места жительства работников и регионального центра профпатологии. Встает вопрос о том, сможет ли работодатель отнести на себестоимость затраты на приобретение данным работникам билетов «туда-обратно» на самолет или на поезд, а также соответствующие денежные траты на проживание в гостиницах. Зачастую центр профпатологии не сможет выдать работнику листок нетрудоспособности, ведь если не выявлено диагноза, то оснований для выдачи 
«больничного» нет.
 
Необходимо также обратить внимание на то, что в соответствии с действующей  гигиенической классификацией условий труда работников, включенной в Федеральный закон № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» и поднятой на более высокий – законодательный уровень, условия труда, оцененные классом 3.1,  «характеризуются такими отклонениями уровней вредных факторов от гигиенических нормативов, которые вызывают функциональные изменения, восстанавливающиеся, как правило, при более длительном (чем к началу следующей смены) прерывании контакта с вредными факторами и увеличивают риск повреждения здоровья». Важно понимать, что в данном случае – при классе условий труда 3.1 – ни о каких профзаболеваниях речи не идет.




Источник фото: shutterstock.com.


 
В отношении же рабочих мест, оцененных классом 3.2, на практике можно ожидать роста профессиональных заболеваний. У данных работников могут быть выявлены начальные признаки или легкие формы профессиональных заболеваний, возникшие из-за длительной – часто после 15 и более лет – экспозиции вредных производственных факторов. Обычно такие работники профессиональную трудоспособность не теряют.
 




При принятии на государственном уровне решения о необходимости проведения сплошных медицинских осмотров, в том числе в центрах профпатологии, велика вероятность роста спроса на рынке медицинских услуг.


 
– Кто заинтересован во введении системы сплошных медицинских осмотров работников предприятий и организаций в специализированных центрах профпатологии?
 


– Одним из аргументов в поддержку позиции о том, что необходимо проводить сплошные медицинские осмотры работников в специализированных центрах профпатологии, является общепринятое мнение отдельных заинтересованных экспертов и профпатологов о том, что на практике «обычные», массово проводящиеся медицинские осмотры в лечебных учреждениях общего профиля, являются «поверхностными», «некачественными», «не позволяющими выявить большую часть профессиональных заболеваний работников». Мнение достаточно спорное и неодназначное, требующее отдельного рассмотрения и обоснования.
 
Вплотную к вопросу качества проведения медицинских осмотров стоит проблема качества проведения непосредственно самой специальной оценки условий труда. Недобросовестные работодатели, как правило, заинтересованы в занижении классов условий труда на рабочих местах с целью уменьшения контингента работников, подлежащих дорогостоящим медосмотрам высококвалифицированными профпатологами. Здесь традиционно арбитрами выступают государственные инспекции труда.
 
Также контроль за качеством проведения спецоценки и установления соответствующих гарантий и компенсаций работникам осуществляют профсоюзы (представители работников). Кроме того, сами работники в настоящее время кровно заинтересованы в адекватной оценке условий труда. Ведь добросовестность оценщиков, и стоящих за их спинами заказчиков-работодателей, также напрямую влияет на процесс установления, в частности, льготных пенсий работникам реально «вредных» производств, а также получения ими всех других льгот и компенсаций за работу во вредных условиях труда. Последним бастионом справедливости здесь выступает суд, являющийся зачастую единственным защитником прав и интересов обиженных работников.




Источник фото: shutterstock.com.


 
К сожалению, в настоящее время, действующая в стране система специализированных центров профпатологии пока не готова к введению сплошных медосмотров всех контингентов работников, занятых во вредных условиях труда. Задача медицинских работников – качественно оценить здоровье работника, а задачи профпатологов – своевременно выявить профессиональные заболевания и провести грамотную экспертизу связи заболевания с профессией. Эти задачи не могут быть удовлетворительно решены, если специалистов перегрузить неподъемным объемом работы по осмотру работников, занятых в допустимых условиях труда (не говоря уже об экономической и социальной неэффективности таких осмотров, как для работодателя, так и для работника).
 




Действующая в настоящее время процедура проведения обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров работников является несовершенной, наследует недостатки существовавшей в советское время системы медицины труда, не в полной мере отражает современное состояние условий труда и технологий, применяемых  отечественными предприятиями различных отраслей экономики.


 
– Какие методологические подходы действующей процедуры проведения медицинских осмотров работников российских предприятий и организаций требуют модернизации и пересмотра?

 
– Действующая в настоящее время редакция Приказа Минздравсоцразвития России от 12 апреля 2011 года № 302н «Об утверждении перечней вредных и (или) опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования), и Порядка проведения обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда», в сущности, мало чем отличается от целого ряда аналогичных приказов предшествующего периода развития страны.

Исторически первым в этом ряду можно считать Приказ Министерства здравоохранения СССР от 30 мая 1969 года № 400 «О проведении предварительных при поступлении на работу и периодических медицинских осмотров трудящихся» (ранее приказы касались осмотров работников отдельных отраслей экономики или даже видов работ). Последующие версии приказа получали порядковые номера – № 700 (1984 г.), № 555 (1989 г.), № 90 (1996 г.), № 83 (2004 г.) и, наконец, № 302н (2011 г.).
 
Фактически основная структура всех перечисленных приказов практически идентична. На практике менялись лишь формы представления материала, число и последовательность расположения приложений. Чиновниками вносились некоторые непринципиальные изменения в перечень медицинских противопоказаний. Начиная с Приказа № 700 Минздрава СССР (1984 г.) в его наименовании появляется указание на то, что осмотры проводятся только для трудящихся, которые подвергаются воздействию вредных и неблагоприятных условий труда. Справедливости ради стоит упомянуть о том, что в Приказе № 400 Минздрава СССР (1969 г.) речь шла просто об осмотрах трудящихся.
 
В конце 1960-х и практически на протяжении всех 1970-х годов в стране получили мощное развитие многие отрасли экономики. Научно-технический прогресс, прежде всего, затронул химическую и нефтехимическую отрасли народного хозяйства. Новшества в первую очередь сопровождали работников в процессе широкой химизации предприятий сельскохозяйственной отрасли.

Техническое перевооружение экономики сопровождалось привлечением в указанные отрасли молодых специалистов, как из городской, так и из сельской местности, которые впервые в жизни сталкивались с воздействием на организм сложных и агрессивных химических соединений. Для начального этапа индустриализации советской экономики были характерны несовершенство технологических процессов и оборудования, наличие большого количества опытно-промышленных установок, высокая вероятность и частота нештатных ситуаций, что в совокупности, безусловно, создавало повышенную опасность для здоровья работников данных отраслей.
 

 

– Какие факторы производственной среды и трудового процесса оказали влияние на рост профессиональной заболеваемости, а также способствовали установлению и повсеместному внедрению практики проведения обязательных и периодических медицинских осмотров работников?
 

– Сейчас уже можно с полной откровенностью констатировать тот факт, что хотя  официальный уровень профессиональной заболеваемости в СССР всегда был значительно ниже соответствующего уровня профпатологии в развитых западных странах, советских врачей-гигиенистов всерьез встревожила ситуация, связанная с    заметным ростом статистических показателей профессиональной заболеваемости работников до уровней, примерно вдвое превышающих современные данные.


 


Примерно 20% от общего количества выявляемых в советское время профессиональных заболеваний занимали острые отравления работников химическими веществами. В ряде регионов СССР с активно развивающейся химической и нефтехимической промышленностью удельный вес острых отравлений (интоксикаций) в структуре профессиональной заболеваемости достигал угрожающего уровня – 40%.

 

В данный исторический период в стране была разработана долгосрочная система предоставления гарантий и компенсаций работникам за работу во вредных и (или) опасных условиях труда. Был принят «пакет» нормативных правовых актов, устанавливающих различные преференции работникам «вредных» производств, в перечень которых, например, входили такие документы, как:
 
– Постановление Совета Министров СССР от 22 августа 1956 года № 1173 «Об утверждении списков производств, цехов, профессий и должностей, работа в которых дает право на государственную пенсию на льготных условиях и в льготных размерах» (с последующими изменениями и дополнениями от 1958, 1959, 1965, 1966, 1967, 1969 гг.);
– Постановление Госкомтруда СССР, Президиума ВЦСПС от 25 октября 1974 года № 298/П-22 «Об утверждении списка производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день».
 




В последние годы роль химических факторов в формировании отечественной статистики профессиональной заболеваемости работников достигла рекордно низкого, по сравнению с советским периодом, уровня.
 
 

– Каким образом с внедрением технологических изменений в производственные процессы отечественных предприятий эволюционировала процедура оценки состояния здоровья работников?

 

– В конце 1970-х – начале 1980-х гг. первый этап модернизации химической и нефтехимической промышленности был в основном завершен. Более высокого уровня достигла автоматизация технологических процессов. Значительное количество основного технологического оборудования было вынесено на наружные установки. Благодаря этому значительную часть рабочей смены аппаратчики и операторы химических производств стали находиться в помещениях с благоприятными условиями труда.




Источник фото: pixabay.com.



Несмотря на технические нововведения, опасные производства, конечно, остались. Однако в абсолютном выражении их количество стало значительно меньше. Также фактические уровни воздействия вредных веществ на работников заметно снизились. Со временем из структуры профессиональной заболеваемости стали исчезать острые отравления. К концу 80-х годов прошлого века общий уровень «химической» составляющей в статистике профпатологии снизился более чем в два раза. Это привело к тому, что в Приказе № 700 (1989 г.) появилась фраза о том, что «за последние годы значительно улучшились условия труда рабочих промышленности, строительства и транспорта». Поэтому возникла ситуация, при которой экономически целесообразным стало проведение медосмотров только тех работников, которые были заняты во вредных условиях труда.
 
В последние годы предприятия химической и особенно нефтехимической промышленности претерпели еще несколько масштабных модернизаций. На большинстве рабочих мест в этих отраслях экономики обнаруживаются лишь следы присутствия вредных химических веществ. Практикующие врачи-гигиенисты стали обращать внимание на то, что в этих видах экономической деятельности были налицо противоречия между удовлетворительными условиями труда по данным гигиенической оценки условий труда и продолжающей действовать системой льгот и компенсаций в связи с вредными условиями труда.

 

– Адекватна ли действующая в настоящее время классификация вредных химических веществ с точки зрения медицины труда современному состоянию структуры статистики профзаболеваемости?

 
– Эксперты Федерального центра гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора проанализировали статистику профессиональной заболеваемости работников от воздействия химических факторов.


 


Доля хронических профзаболеваний, связанных с воздействием химических факторов, за последние пять лет в среднем не превышает 5% от общего числа выявленных профзаболеваний. В свою очередь острые отравления на практике составляют не более 1,5-2% от общего количества заболеваний данной группы, то есть встречаются в единичных случаях. Тем не менее, основной объем – более 85% позиций (206 из 240) – основного Приложения к Приказу № 302н занимают химические факторы.
 


Поэтому очевидно, что в настоящее время почти не встречаются выраженные, тем более тяжелые формы химических интоксикаций. На практике концентрации химических на рабочих местах, даже если они находятся по условиям труда в пределах класса 3, могут вызывать, как правило, лишь неспецифические изменения в организме работников. Данные патологические изменения в основном являются практически идентичными, независимо от перечня действующих веществ.
 
Для выявления «химических» профпатологий применяются одни и те же методы исследований. В свою очередь для профилактики профессиональных заболеваний будут работать одни и те же медицинские противопоказания. Исключение могут составлять лишь отдельные вещества или их группы. Поэтому можно сделать вывод о том, что весь огромный объем, который занимают вредные химические вещества в Приложении к Приказу № 302н, может быть изложен не более чем в 10-15 пунктах.
 
Однако авторы Приказа № 302н постоянно перестраховываются. С каждой новой версией документа данное приложение неоправданно утяжеляется требованиями уделять дополнительное внимание именно химическому фактору. В свое время, еще в приказе №83 (2004 г.), появились выделенные группы вредных веществ со специфическим типом действия. В их перечень входили аллергены, канцерогены, вещества, опасные при воздействии на репродуктивную функцию, аэрозоли преимущественно фиброгенного (АПФД) и смешанного типа воздействия на организм.
 
В актуальной редакции Приказа № 302н для названных групп веществ имеются перечни врачей-специалистов, диагностических исследований и дополнительных противопоказаний. Факторы, обладающие, по мнению разработчиков документа, соответствующим специфическим действием, обозначаются литерами «А» (аллергены), «К» (канцерогены), «Р» (репротоксиканты) и «Ф» (фиброгены).




Источник фото: shutterstock.com.


 
В одной из последних версий Приказа № 302н в перечень групп вредных веществ добавлены наноматериалы («Н»), репротоксиканты обозначены как «РТ», а группа веществ, которые раздражающе воздействуют на слизистые оболочки и/или хорошо проникают через кожу, обозначена литерой «Р». В отношении каждой группы определен перечень врачей-специалистов, диагностических исследований и дополнительных противопоказаний.
 
Практикующим врачам-гигиенистам не всегда понятно, как произвести объединение веществ раздражающего действия, проникающих в организм через кожу, с различными путями поступления, органами-мишенями, патогенезом развития нарушений и «букетом» вероятных нозологических форм профзаболеваний. Вопрос остается открытым.
 
 

– Какие медицинские противопоказания, выявленные во время обязательного и периодического медицинского осмотра, являются основанием для отстранения работника от выполнения работ, связанных с наличием на рабочем месте химических веществ, оказывающих вредное воздействие на репродуктивные функции организма?
 


– Для группы репротоксикантов в качестве медицинских противопоказаний приняты аденома предстательной железы и миома матки со склонностью к росту и (или) кровотечениям; привычное невынашивание беременности в репродуктивном возрасте (15-49 лет); стойкие нарушения менструальной функции и рождение детей (в анамнезе) с врожденной патологией, включая пороки развития половых органов.
 
Здесь следует напомнить, что речь идет о работниках, всего лишь контактирующих с вредными факторами. Поэтому наиболее часто в эту группу будут попадать работники всевозможных лабораторий, которые хотя бы иногда контактируют с множеством веществ, часть из которых обязательно попадет в карты специальной оценки условий труда. На практике возможна ситуация, когда по результатам медицинского осмотра нужно отстранить от работы всех работников, у кого есть в анамнезе аденома предстательной железы или миома матки (практически все они «склонны к росту»), а удельный вес таких лиц в возрастных группах старше 35 лет может достигать 40% и более. При этом обычно никто не спрашивает работника (процедурой медосмотра это не предусморено), завершил ли он свою репродуктивную программу.
 
У работника также никто не спросит о том, готов ли он в обмен на отсутствие контакта с потенциальным репротоксикантом потерять место работы, причем без какой бы то ни было социальной защиты и гарантии трудоустройства по профессии. Ситуация, конечно, непростая, она требует серьезного изучения и широкого обсуждения заинтересованными сторонами трехстороннего диалога социально-трудовых отношений с привлечением экспертов из числа врачей-профпатологов. Ведь отстранение от работы по медицинским противопоказаниям работника, занятого в условиях труда класса 2, гораздо ближе к грубому нарушению конституционного права на труд или дискриминации по показателям здоровья.
 
Также неоднозначна ситуация в отношении противопоказаний для продолжения работы с канцерогенами. Здесь, прежде всего, речь идет о таких заболеваниях, как аденома предстательной железы и миома матки со склонностью к росту и (или) кровотечениям. По аналогии с репротоксикантами, перечень противопоказаний должен быть значительно шире и включать так называемые фоновые и предраковые заболевания. Вопрос о продолжении работы в профессии следует решать после консультации с онкологом и лечения выявленных заболеваний. Успешное лечение всех фоновых и предраковых заболеваний не является препятствием для продолжения работы.