Путеводитель по сайту
8 800 333-00-77
 бесплатно по всей России
Презентация возможностей

Личный кабинет

Регистрация

Восстановить пароль

Наши проекты

  • Он-лайн журнал 8 часов
  • Клинский институт охраны и условий труда

Новости

17 января 2019 г.

Максим Топилин готов отказаться от бумажной трудовой книжки в пользу «цифры»

Глава Минтруда также отметил, что постепенно будет внедряться все, что связано с электронным кадровым делопроизводством. Министр также отметил, что постепенно Минтруд будет внедрять все,...

Публикации

17 января 2019 г.

Актуальное интервью: как мотивировать сотрудников на соблюдение безопасности на рабочих местах?

Предлагаем вашему вниманию видеозапись, состоявшегося в студии «Эталон ТВ», интервью с экспертом в области охраны труда и промышленной безопасности — представителем компании Business Relations Маурах...

Статистика

17 января 2019 г.

Распределение работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, от общей численности работников соответствующего вида экономической де...

К вредным условиям труда относятся условия среды и трудового процесса, воздействие которых на работающего в определенных условиях может вызвать профессиональное заболевание, снижение работоспособности, привести...

Специальная оценка условий труда

17 января 2019 г.

Повышение квалификации: обучение членов комиссии по специальной оценке условий труда

Предлагаем Вашему вниманию учебный курс «Обучение по общим вопросам специальной оценки условий труда», который был разработан в соответствии с Федеральным законом № 426-ФЗ «О...

Практика правоприменения. Работник без договора: Верховный Суд пояснил, как доказать трудовые отношения

26 октября 2018 г.

Работа без оформления – это не самая лучшая идея. Такие договоренности часто соблюдаются до первого конфликта. Если компания захочет платить меньше или расстаться с работником без объяснения причин – ей ничего не помешает. Обманутому сотруднику остается надеяться на суд. Но практика неоднородная: иногда суды отказывают, потому что истец не подтвердил факта трудовых отношений. Кто и что должен доказывать, рассказал Верховный Суд. А юристы посоветовали работникам без договора собирать доказательства заранее.
Работа без оформления – это не самая лучшая идея. Такие договоренности часто соблюдаются до первого конфликта. Если компания захочет платить меньше или расстаться с работником без объяснения причин – ей ничего не помешает. Обманутому сотруднику остается надеяться на суд. Но практика неоднородная: иногда суды отказывают, потому что истец не подтвердил факта трудовых отношений. Кто и что должен доказывать, рассказал Верховный Суд. А юристы посоветовали работникам без договора собирать доказательства заранее.
 


Если сотрудник хочет взыскать долги по зарплате, но работал без официального оформления – ему может быть сложно доказать трудовые отношения. Суды, в основном на уровне первой инстанции, очень загружены, признает старший юрист компании «Дювернуа Лигал» Анна СЕНАТОРОВА. К ним поступает много исков из трудовых отношений. Поэтому суды часто спешат, проявляют излишний формализм и перекладывают бремя доказывания на работника, делится СЕНАТОРОВА. Как на самом деле правильно рассматривать подобные споры, рассказал Верховный суд в одном из недавних дел.

 

 
 
НЕТ ДОКУМЕНТОВ – ВИНОВАТ РАБОТОДАТЕЛЬ

 
В нем Егор ТУРБИН (имя и фамилия изменены редакцией) хотел подтвердить трудовые отношения с «МДК Юг». Он настаивал, что работал на эту компанию торговым представителем в Ялте с окладом в 20 000 руб. почти год – с 23 июля 2015 года по 20 июня 2016-го. У Турбина был планшет с программой для работы с клиентами, зарплату ему передавали водители «МДК Юг», которые доставляли товары в Ялту. В июне 2016-го ему якобы позвонили и сказали, что он уволен, но сотрудник уверял, что не давал к этому повода и сам не хотел уходить.
 
Поэтому ТУРБИН подал в суд на «МДК Юг» и потребовал 71 686 руб. долгов по зарплате и отпускным, 70 000 руб. компенсации материального и морального ущерба. К иску он приложил маршрутные листы, копию служебной переписки, копии накладных и бланки договоров на поставку товара, прайс-листы от покупателей и другие рабочие бумаги. Он перечислил свидетелей, своих коллег, которые могли подтвердить, что истец тоже работал на «МДК Юг».
 
Один из свидетелей явился в заседание и подтвердил основания иска, но это не убедило Центральный районный суд Симферополя. Он отказался дать ТУРБИНУ время, чтобы вызвать других свидетелей, и отклонил его требования. По мнению райсуда, факт отношений должен доказывать работник. Но Турбин не подтвердил, что обращался к ответчику за трудовым договором или расписывался в зарплатных ведомостях. Райсуд отказался принимать во внимание копии накладных, договоры поставки и распечатки с электронной почты, потому что они не были заверены. Это решение поддержал Верховный суд Крыма.
 
Но с ним не согласилась кассация. Верховный суд обнаружил, что нижестоящие инстанции даже не разбирались в сути спора. Они должны были установить, договорилась ли фирма с Турбиным по поводу работы, подчинялся ли он правилам внутреннего трудового распорядка, выполнял ли обязанности в интересах работодателя, получал ли заработную плату. Вместо этого два суда безосновательно переложили бремя доказывания на сотрудника и ограничились выводом, что он не доказал факта трудовых отношений, отмечается в определении № 127-КП8-17. А райсуд отказался отложить заседание для вызова свидетелей, но не объяснил, почему их показания не подтвердят заявлений истца.
 
Две инстанции решили, что трудовых отношений нет, потому что они не оформлены документально. Однако они презюмируются, «если сотрудник приступил к работе и выполнял ее с ведома или по поручению работодателя», напомнил положения ТК Верховный суд. А если нет документов, то, скорее всего, это нарушение компании, а не вина работника, указала «тройка» под председательством Людмилы ПЧЕЛИНЦЕВОЙ. В итоге дело отправилось на новое рассмотрение в районный суд.
 
 

 
ТРУДОВОЙ ДОГОВОР ИЗ ВОЗДУХА: ЧЕМ ПОДТВЕРДИТЬ
 

Если работник не получает подписанный трудовой договор больше трех дней – скорее всего, он не получит его никогда, утверждает СЕНАТОРОВА. По ее словам, ситуацию усугубляют сами сотрудники, которые не хотят оформляться по разным причинам и беспокоить работодателя. Положение работника незавидное еще и потому, что большая часть доказательств трудовых отношений обычно находится у работодателя, добавляет Елена МАМОНОВА из группы правовых компаний «Интеллект-С». Вывод один: человеку надо занимать активную позицию заранее и не дожидаться проблем, заявляет СЕНАТОРОВА.
 
Чтобы доказать трудовые отношения, недостаточно подтвердить, что работодатель допустил человека к работе, считает Руслан МАННАПОВ из юридической компании «Ильяшева и партнеры». По его словам, нужно ответить на ряд вопросов:


– Каким образом сотрудника допустили к работе?
– С кем человек договорился о работе, кто давал поручения? Если это был не руководитель – были ли у него полномочия?
– Где человек трудился?
– Предоставляли ли ему рабочее место, давали оборудование, спецодежду и т.п.?      
– Подчинялся ли сотрудник внутреннему распорядку?
– Получал ли он заработную плату систематически?

 





Подтвердить трудовые отношения могут внутренние документы – это, например, отчеты о проделанной работе, товарные накладные, заявки на перевозку грузов, акты передачи спецодежды, перечисляет Мамонова. Пригодятся СМС и переписка по электронной почте. Их надо заверять у нотариуса, предупреждает МАМОНОВА: Турбин забыл это сделать, поэтому суды не приняли распечатки с электронной почты. В одном из дел хорошим доказательством стала распечатка считывающего устройства для карточек при входе на работу, делится опытом ведущий юрист «ССП-Консалт» Ева ТИМОФЕЕВА.
 
Записанные по телефону разговоры менее ценны, чем письменные доказательства, утверждает СЕНАТОРОВА: может оказаться, что разговор сложно разобрать, а еще надо доказать, что собеседник уполномочен представлять работодателя. К тому же записи будут оспариваться, потребуется экспертиза, а это долго и дорого, объясняет СЕНАТОРОВА.

 

 
 
ПРИЧИНЫ ОТКАЗОВ И ПРОБЛЕМА СВИДЕТЕЛЕЙ

 
Нередко суды отказывают в признании трудовых отношений, потому что речь может идти о гражданско-правовом договоре в устной форме [это разовая/эпизодическая работа, которая имеет определенный конечный результат – «Право.ru»]. По этой причине исполнитель может знать изнутри, как устроена работа в организации, отмечает ТИМОФЕЕВА.
 
Примером может служить дело № 33-6109/2018, в котором Дмитрий КОРОБОВ (имя и фамилия изменены редакцией)  обратился с иском на 7 млн руб. к ООО «Интер-Юг». Коробов утверждал, что трудился там заместителем генерального директора с окладом в 200 000 руб., требовал взыскать долг по зарплате, а также порядка 1 млн руб. компенсации неиспользованного отпуска и морального вреда. Оба экземпляра трудового договора, по словам истца, остались у работодателя. Коробов утверждал, что встречался с работодателем вне офиса, без постоянного рабочего места, и выполнял его поручения.
 
Свои требования он подтвердил рабочей перепиской с контрагентами, нотариальной доверенностью от фирмы и словами свидетеля, который сейчас работает в другом месте. Но две инстанции отказались признавать трудовые отношения (на этапе апелляции в Ставропольском крайсуде истец отказался от денежных требований).  Коробов выполнял разовые поручения, ему не определили ни режим, ни место работы – а значит, речь идет о гражданско-правовом договоре, решили суды. Они критически отнеслись к показаниям свидетеля: если он видел, как человек общается с директором компании, это еще не говорит о трудовых отношениях. Показания свидетелей могут быть ценны, если у истца нет письменных и вещественных доказательств, считает МАМОНОВА из «Интеллект-С». Но есть нюансы.
 






В отличие от дела Коробова столяру Геннадию МАКСИМОВУ удалось доказать, что он полгода работал в компании «Гулливер» именно по трудовому договору (дело № 33-2210/2018). Выступая в суде как свидетели, двое сотрудников этой компании подтвердили, что видели Максимова на рабочем месте. При этом они уверяли, что он был подрядчиком. Но ВС Хакасии отнесся к последнему утверждению «критически», потому что оно противоречило другим доказательствам в деле: свидетели подтвердили, что МАКСИМОВА допустили к работе с ведома компании, а выплата части зарплаты подтверждалась письменными доказательствами. Таким образом, апелляция отказалась признать отношения гражданско-правовыми, на чем настаивал директор «Гулливера». Обязанность работодателя – доказать свои утверждения, но он этого не сделал, объяснила апелляция.
 
Евгения Ефименко
 



Источник публикации: pravo.ru.