Путеводитель по сайту
8 800 333-00-77
 бесплатно по всей России
Презентация возможностей

Личный кабинет

Регистрация

Восстановить пароль

Наши проекты

  • Он-лайн журнал 8 часов
  • Клинский институт охраны и условий труда

Новости

25 ноября 2020 г.

Итоги работы над поправками в Трудовой кодекс

В среду 25 ноября 2020 года Государственная Дума рассмотрит во втором чтении законопроект о регулировании дистанционной работы. Напомню, что летом при Комитете Госдумы по...

Законодательство

24 ноября 2020 г.

Установленные Правительством РФ особенности правового регулирования трудовых отношений в 2020 году планируется продлить на 2021 год

Проект нового Постановления Правительства Российской Федерации, который проходит общественное обсуждение на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов, устанавливает, в частности, порядок компенсации расходов по...

Статистика

26 ноября 2020 г.

Удельный вес работников организаций, занятых во вредных и (или) опасных условиях труда

К вредным условиям труда относятся условия среды и трудового процесса, воздействие которых на работающего в определенных условиях может вызвать профессиональное заболевание, снижение работоспособности, привести...

Специальная оценка условий труда

26 ноября 2020 г.

Госдума РФ поддержала в первом чтении бессрочную оценку условий труда для офисных сотрудников

Государственная Дума поддержала в первом чтении внесение поправок в федеральный закон «О специальной оценке условий труда». В случае принятия законопроекта работодатели смогут не проводить...

Три подхода к оценке профессионального риска

20 ноября 2020 г.

С тех пор, как понятие профессионального риска получило широкое распространение, появилось большое количество работ по его оценке с использованием самых разных методических подходов. И такое разнообразие скорее плюс, чем минус. При оценке риска решается множество самых разных задач, а это требует разработки и использования нескольких методик, поскольку трудно представить себе одну универсальную методику, которая позволяла бы решать все задачи.
Три подхода к оценке профессионального риска



С тех пор, как понятие профессионального риска получило широкое распространение, появилось большое количество работ по его оценке с использованием самых разных методических подходов. И такое разнообразие скорее плюс, чем минус. При оценке риска решается множество самых разных задач, а это требует разработки и использования нескольких методик, поскольку трудно представить себе одну универсальную методику, которая позволяла бы решать все задачи.ексе мероприятий, направленных на сохранение здоровья работников, на 2012 – 2015 гг. два раздела посвящены подготовке мероприятий, необходимых для  












Надежда СИМОНОВА,
д. м. н., профессор, директор департамента по научной работе
Клинского института охраны и условий труда

 
 


Несмотря на то, что в сферу медицины труда термин «профессиональный риск» вошел в начале 70-х гг. XX в., в теории отечественной медицины труда он начал использоваться только в XXI в. В 2001 г. вышел в свет справочник «Профессиональный риск» (под ред. Н.Ф. Измерена, Э.И. Денисова), а в 2003 г. — Руководство «Профессиональный риск для здоровья работников» (под ред. Н.Ф. Измерова, Э.И. Денисова) и утвержденный документ Р 2.2.1766-03 «Руководство по оценке профессионального риска для здоровья работников. Организационно-методические основы, принципы и критерии оценки».
 
Однако в практике охраны труда и социального страхования профессиональный риск получил правовой статус даже чуть раньше 
— с принятием Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». В этом законе дается определение профессионального риска как вероятности повреждения (утраты) здоровья или смерти застрахованного, связанной с исполнением им обязанностей по трудовому договору.
 
Тремя годами позднее понятие профессионального риска вводится в Трудовой кодекс РФ (Федеральный закон от 30.12.2001 № 197-ФЗ, далее по тексту 
— ТК РФ), где говорится об обязанности работодателя обеспечить информирование работников об условиях и охране труда, риске повреждения здоровья и полагающихся им компенсациях и СИЗ, а также праве работника на эту информацию. С этого времени можно считать, что профессиональный риск «шагает по стране», в результате чего появляется большое количество работ по его оценке с использованием самых разных методических подходов.
 
Дальнейшее развитие феномен профессионального риска в ТК РФ получил с внесением изменений Федеральным законом от 18.07.2011 № 238-ФЗ. В настоящее время ст. 209 ТК РФ содержит определение профессионального риска, которое непосредственно увязано с порядком его оценки: «Профессиональный риск 
 вероят­ность причинения вреда здоровью в результате воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов при исполнении работником обязанностей по трудовому договору или в иных случаях, установленных настоящим Кодексом, другими федеральными законами. Порядок оценки уровня профессионального риска устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений».
 
Впервые в ТК РФ вводится понятие об управлении профессиональными рисками, под которым понимается «комплекс взаимосвязанных мероприятий, включающих в себя меры по выявлению, оценке и снижению уровней профессиональных рисков». Положение о системе управления профессиональными рисками утверждается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда с учетом мнения российской трехсторонней комиссии социально-трудовых отношений (РТК).












 
Разнообразие задач, решаемых при оценке риска, требует разработки и использова­ния нескольких методик, поскольку трудно представить себе одну универсальную методику, которая позволяла бы решать все задачи.
 
Задачи, которые можно решить в процессе оценки профессионального риска: 


— получение обоснованных качественных и/или количественных данных о фактическом уровне риска для здоровья работника(ов) в зависимости от реальных условий труда; 
— информирование работника о фактическом профессиональном риске на его рабочем месте и мерах, предпринимаемых работодателем по его снижению; 
— принятие экономически и социально обоснованных решений для снижения риска (защиты здоровья работника); 
— оценка эффективности управленческих действий по снижению риска; 
— получение групповых (отраслевых) показателей профессионального риска и ранжирование видов деятельности по уровню риска; 
— обоснование и расчет страховых платежей, надбавок и скидок в системе обязательного социального страхования; 
— обоснование льгот и компенсаций за вредные и опасные условия труда; 
— разработка систем и средств коллективной и индивидуальной защиты и оценки их эффективности; 
— получение репрезентативных данных о действии условий труда на здоровье работников (доказательная медицина); 
— апробация и коррекция гигиенических нормативов и др.
 
Все используемые в настоящее время модели оценки профессионального риска можно условно разделить на три группы: управленческие, теоретические (математические) и экономические.
 
Типичным примером управленческой модели оценки риска является модель, разработанная в Финляндии и рекомендованная к применению в качестве практического пособия Международной организацией труда (МОТ).
 
При использовании этого типа модели оценки риска в организации создаются специальные рабочие группы с включением в них менеджеров различных уровней и работников, то есть персонала организации, которые затем по специальным анкетам оценивают наличие или отсутствие риска на рабочих местах простым выбором из готовых вариантов либо экспертно. При наличии каких-либо специальных рисков на основе первоначальной информации решается вопрос о необходимости более детального анализа и помощи сторонних специалистов.
 
Среди физических, химических и биологических факторов оцениваются постоянный шум, импульсный шум, температура воздуха, локальная вибрация, сквозняк, излучения, вредные вещества и др.
 
Обращается внимание на следующие факторы риска несчастных случаев: возможность поскользнуться, возможность споткнуться, подъем или падение с высоты, опасность остаться в закрытом помещении, застревание в движущемся предмете, отсутствие средств безопасности.
 
Из эргономических факторов важны чистота и порядок на рабочем месте, проходы, выходы и пути эвакуации, высота рабочей поверхности, положение рук и плеч, поднятие тяжести, возможность смены рабочей позы.
 
Уделяется внимание и психологическим перегрузкам. Это наиболее многочисленная группа. Она включает в себя такие факторы, как однообразная работа, работа в одиночестве и в ночное время, длительное сосредоточенное наблюдение, спешка, слишком высокие требования и цели, отсутствие возможности карьерного роста, рабочая инструкция, распределение труда, рабочее время, сверхурочная работа, неуверенность в трудовых отношениях, плохая рабочая атмосфера, конфликт, некорректные отношения, угроза насилия, отсутствие социальной поддержки.
 
Управленческую модель оценки риска можно условно сравнить с предполетной обязательной проверкой экипажем готовности самолета к вылету, когда командир судна строго в соответствии с инструкцией называет последовательно системы самолета, а члены экипажа подтверждают их исправность и готовность. Заключение о наличии риска и необходимых мерах для его минимизации принимается непосредственно в ходе его оценки и сразу после окончания процедуры.
 
Управленческая модель оценки риска не ставит и не решает задачи одночисловой количественной оценки риска, ее результаты не используются непосредственно в системе социального страхования от несчастных случаев и профзаболеваний (для этого разрабатываются и применяются другие модели). Однако она позволяет удовлетвори­тельно оценить значимость различных факторов профессионального риска на рабочем месте и обосновать первоочередные мероприятия, направленные на снижение риска.
 
Типичным примером теоретической модели оценки профессионального риска является модель, разработанная отечественными исследователями, методологические основы которой изложены в Руководстве «Профессиональный риск для здоровья работников» и руководящем документе, утвержденном в системе государственного санитарно- эпидемиологического нормирования (Руководство по оценке профессионального риска для здоровья работников, методические основы, принципы и критерии оценки. Руководство Р 2.2.1766-03. Под ред. Н.Ф. Измерова)
 
Величина профессионального риска (RR) по этой методике оценивается как отношение соответствующих показателей здоровья работников в исследуемой профессиональной группе (RRi) к аналогичным показателям в группе сравнения или контрольной группе (RRk):

 

RR = RRi / RRk.


Оценка степени причинно-следственной связи нарушений здоровья с работой по этой методике представлена в табл. 1, где под этиологической долей понимается удельный вес вредных условий труда в общем комплексе факторов, которые могут влиять на развитие того или иного заболевания.


 
Таблица 1. Оценка причинно-следственной cвязи нарушений здоровья с работой
 
Величина риска RR Этиологическая доля
EF,%
Степень
обусловлен­ности
работой
Позиционирование
заболевания
0<RR<1,0 0 Нулевая Общие заболевания
1,0<RR<1,5 <33 Малая Общие заболевания
1,5<RR<2,0 33-50 Средняя Профессионально обусловленные за­болевания
2,0<RR<3,2 51-66 Высокая
3,2<RR<5,0 67-80 Очень высокая
RR>5 81-100 Почти полная Профессиональные
заболевания
 

 
Методика требует одновременного проведения исследований в исследуемой и контрольной группе и не позволяет сопоставить результаты, полученные разными автора­ми при использовании различных контрольных групп.
 
Особо следует остановиться и на работах, в которых авторы пытаются использовать эту методику для оценки степени обусловленности работой тех или иных заболеваний, выявленных у работников промышленных производств. При этом, к сожалению, нередко на основе теории риска оценивается распространенность у работников тех заболеваний, которые включены в Национальный список профессиональных заболеваний, выявлены в процессе периодических медицинских осмотров, но по различными причинам не проходят через процедуру экспертизы связи заболевания с профессией.
 
К примеру, речь может идти о нейросенсорной тугоухости у работников «шумовых профессий», радикулопатий, люмбалгий и других поражений костно-мышечной системы у работников, занятых тяжелым физическим трудом и т.д. При этом во многих случаях получаемая авторами количественная оценка степени обусловленности заболевания фактическими условиями труда «не дотягивает» до «почти полной», то есть той, когда заболевание якобы можно считать профессиональным. У авторов справедливо встает вопрос: нужно ли (или можно ли) связывать заболевание с профессией, если на основе выполненной авторами оценки риска не получены доказательства «почти полной» обусловленности этого заболевания работой в анализируемой профессиональной группе?
 
Несмотря на то, что авторы этого метода базируются на принципах так называемой доказательной медицины, этот подход к проблеме выявления и диагностики профзаболеваний в современной России, на наш взгляд, глубоко ошибочен и обусловлен недопониманием специфики принятого в стране списочного варианта диагностики профзаболеваний, а также сущности процедуры оценки профессионального риска, ее целей и задач.
 
Поскольку в стране принят списочный принцип диагностики профзаболеваний, то все заболевания, включенные в Список, при наличии необходимых и достаточных гигиенических оснований должны признаваться профессиональными. Так, к примеру, если у работника имеют место клинические признаки вибрационной болезни, при этом известно, что он работает в условиях постоянного воздействия локальной вибрации, уровни которой превышают ПДУ, и это подтверждено данными профессионального маршрута и санитарно-гигиенической характеристики, нет необходимости проводить оценку риска, чтобы связать заболевание с профессией. Это в равной степени относится к любому заболеванию, включенному в Национальный список.
 
Здесь следует пояснить, что когда исторически формировался список профзаболеваний, причем не только в России, но и за рубежом, включая обобщенный международный опыт, никогда не использовалось столь жесткое ограничение, как не менее 80% «этиологической доли». Речь во всех случаях шла о высокой вероятности развития того или иного заболевания у работников, подвергающихся воздействию соответствующих вредных факторов.
 
Совершенно очевидно, что индивидуальная чувствительность к фактору различна, кроме того, вероятность развития профзаболевания существенно зависит от уровня и воздействия, следовательно, при различной степени превышения гигиенических нормативов у разных людей заболевания могут формироваться при разном стаже работы. Иными словами, у кого-то профзаболевание разовьется уже при превышении ПДК или ПДУ в пределах класса 3.1, а у кого-то не разовьется и при превышении за пределами класса 3.3 (последнее, кстати, не означает, что у работника не будет наблюдаться других нарушений здоровья). Во всех случаях развития соответствующего заболевания, если эта нозология внесена в список, оно должно быть признано профессиональным, при этом не требуется каких бы то ни было дополнительных эпидемиологических исследований по обоснованию высокой этиологической доли повреждающего фактора в его формировании. В России и без того процесс выявления профзаболевания достаточно сложен и нет никакой необходимости утяжелять его еще и оценкой профессионального риска.
 
Для усиления компоненты доказательной медицины в процедуре диагностики профзаболеваний и экспертизы связи их с профессией гораздо более рационально со­вершенствовать работу в области соответствующих медицинских стандартов.
 
Использование методологии оценки риска для изучения частоты формирования производственно-обусловленных заболеваний, например, артериальной гипертензии для машинистов локомотивных бригад или летчиков гражданской авиации, вносит, на наш взгляд, еще большую путаницу в сложившуюся ситуацию.
 
Даже при очень высокой этиологической доле, полученной при оценке относительного риска, заболевание не будет признано страховым случаем, если его нет в Национальном списке профессиональных заболеваний. При этом одни и те же болезни в одних случаях будут признаваться «обусловленными», в других 
 нет, причем в близких по условиям труда профессиональных группах, поскольку методика изначально ориентирована на расчет относительного риска без четкого определения популяции или группы, по отношению к которой он рассчитывается.
 
До тех пор, пока феномен производственно обусловленных заболеваний не будет иметь юридического статуса, а в методику не будет внесено уточнение, по от­ношению к чему рассчитывается риск, применение данной методики оценки риска к профессионально обусловленным заболеваниям, равно как и наоборот 
 расчет вели­чин риска на основе их анализа, не будет иметь практического приложения.
 
Недопонимание места и роли теории риска происходит еще и потому, что, к сожалению, с момента введения понятия о риске в ТК РФ и до настоящего времени остается размытым используемый понятийный аппарат и, что более важно, отсутствует стандартизация целей и задач процедуры оценки профессионального риска.
 
На наш взгляд, основной целью оценки профессионального риска является формирование социально и экономически обоснованной эффективной системы управления профессиональными рисками, конечной целью которой должна стать минимизация риска нарушения здоровья работника на рабочем месте.
 
В России в настоящее время юридический статус имеет только одна методика, разработанная для целей обязательного социального страхования и основанная на распределении видов деятельности более чем по 30 классам, исходя из удельных суммарных затрат, произведенных в истекшем году в связи с профзаболеваниями и несчастными случаями на производстве. Эта модель может быть отнесена к группе экономических моделей. Очевидно, что этот показатель профессионального риска является групповым (отраслевым) и не содержит в себе информации о повреждающих факторах в процессе труда и значимости их для отдельного работника.
 
Эта методика позволяет, да и то с большими оговорками, решать лишь одну из задач оценки риска 
 обоснование расчета страховых платежей. При этом методика уравнивает по величине риска все организации в отрасли или виде деятельности, независимо от фактических условий труда.
 
Однако сложившийся в стране уровень профзаболеваемости неоправданно низок и не отражает фактического профессионального риска. Причем в последнее десяти­летие имеет место выраженный тренд к его дальнейшему снижению, которое принимает угрожающий характер, свидетельствующий о стремлении общества к ликвидации профзаболеваемости как социального явления.

 
Доля работников, у которых впервые выявлены профзаболевания, составляет менее 0,5% от численности лиц, занятых во вредных условиях труда (см. табл. 2).


 
Таблица 2. Соотношение выявляемых профзаболеваний с численностью лиц,
занятых во вредных условиях труда в РФ в 2008 г.

 
Численность
ра­ботающих
Из них занято во вредных условиях труда по данным Росстата Впервые выявлено профзаболеваний
% Абсолютное
число
Абсолютное
число
% от занятых во вредных условиях труда
68 млн чел. 36,8 25,0 млн чел. 7486 чел. 0,03
 

 
Для сравнения приведем данные об уровне профзаболеваемости в европейских странах (см. рис. 2). По сравнению с развитыми странами Европы уровень профзаболеваемости в России ниже, как минимум, на порядок. При этом никто не сомневается в том, что условия труда у нас существенно хуже.


 
Рис. 2.  Уровень профзаболеваемости в некоторых странах Европы и в
России в 2009 г.,
на 100 тыс. населения
 

 



 
Аналогичная тенденция наблюдается и в динамике несчастных случаев на производстве. Их абсолютное число и частота в течение последних 20 лет неуклонно сни­жаются на фоне роста величины отрицательного коэффициента корреляции с удельным весом рабочих мест с условиями труда, не отвечающими гигиеническим требованиям (к 2009 г. р. = - 0,65).
 
Все это привело к тому, что методика оценки профессионального риска, принятая ФСС РФ, оказалась несостоятельной. Абсолютное большинство видов экономической деятельности за 20 лет переместилось в сторону начальных классов наименьшего риска.
 
По уровню профессионального риска по методике ФСС РФ виды экономической деятельности распределяются следующим образом. У 54,5% из них он низкий, у 17,9% 
 ниже среднего, у 14,2%  средний, у 7,7%  выше среднего, у 2,7%  высокий, у 2,9%  очень высокий. Достаточно сказать, что в первый класс минимального риска вошли: добыча природного газа и газового конденсата, деятельность метрополитена, транспорти­рование по трубопроводам нефти и нефтепродуктов, деятельность в здравоохранении, спорте, общем и среднем образовании, деятельность органов внутренних дел, а также оптовая и розничная торговля, страхование, деятельность государственных органов управления и т.д.
 
Все сказанное, во-первых, обусловило резкое снижение страховых платежей; во-вторых, стало одним из факторов дискредитации всей системы охраны труда и здоровья работников, поскольку при столь низких рисках любые дорогостоящие мероприятия по охране труда не выглядят обоснованными; в третьих, 
 потребовало разработки единой универсальной методики оценки профессионального риска, которая позволила бы нивелировать сложившуюся ситуацию с уровнями профзаболеваемости и производственного травматизма в стране.
 
В 2009 г. авторским коллективом под руководством академика РАМН Н.Ф. Измерова такая методика была разработана и получила название Методики оценки индивидуального профессионального риска (ИПР), позволяющей в одночисловом выражении получить обоснованное представление о профессиональном риске для конкретного работника с учетом всех особенностей его фактических условии труда и состояния здоровья.
 
Априорная составляющая модели включает оценку условий труда по 14 факторам, вероятность травмирования на рабочем месте, степень защищенности СИЗ, возраст, стаж работы во вредных условиях труда, а также интегральный показатель здоровья работника.
 
Апостериорная компонента модели базируется на учете абсолютного числа профзаболеваний и несчастных случаев на производстве, выявленных в истекшем году у данного работника, а также других работников, занятых на этом же рабочем месте или на аналогичных рабочих местах.
 
Методика базируется на двух потоках информации 
 по результатам оценки условий труда и периодических медицинских осмотров  и может быть использована для оценки профессионального риска в организации любого типа. При этом фактические условия труда первоначально оцениваются в соответствии с Р 2.2.2006-05, но допол­нительно используются показатели риска травмирования на рабочем месте и обеспеченности работника СИЗ, а затем рассчитывается одночисловой интегральный показатель условий труда (ИОУТ).
 
Методика предусматривает возможность получения групповых оценок риска для структурных подразделений организации и профессиональных групп, а также в целом для организации, которые рассчитываются как средние арифметические величины из величин ИПР лиц, входящих в группу (организацию). В результате проведенных расчетов получают безразмерную одночисловую величину профессионального риска, который качественно оценивается по шести градациям от низкого до очень высокого (см. табл. 3).

 
 
Таблица 3. Шкала интегрального показателя уровня индивидуального
профессионального риска

 
Значение показателя Характеристика риска
> 0,10 Низкий
0,1 – 0,19 Ниже среднего
0,2 – 0,29 Средний
0,2 – 0,29 Средний
0,40 – 0,49 Высокий
0,5 и > Очень высокий
 

 
Нами был проведен сравнительный анализ использования трех методик оценки профессионального риска: финской модели, рекомендованной МОТ, модели, содержа­щейся в руководстве Р 2.2.1766-03, и методики ИПР  с целью выявления их достоинств и недостатков и определения перечня задач, для которых их использование является оптимальным.
 





ЛИТЕРАТУРНЫЙ ИСТОЧНИК:


По материалам публикации в журнале «Охрана труда. Практикум», № 5, 2012,
приложение «Медицина труда и экология».













БЕСПЛАТНАЯ ПОДПИСКА НА ЕЖЕНЕДЕЛЬНЫЙ ОБЗОР
КЛИНСКОГО ИНСТИТУТА ОХРАНЫ И УСЛОВИЙ ТРУДА 





Отборная и актуальная информация на электронную почту