Путеводитель по сайту
8 800 333-00-77
 бесплатно по всей России
Презентация возможностей

Личный кабинет

Регистрация

Восстановить пароль

Наши проекты

  • Он-лайн журнал 8 часов
  • Клинский институт охраны и условий труда

Новости

23 октября 2020 г.

COVID-19: средств защиты для медиков недостаточно?

Татьяна Голикова: запаса средств индивидуальной защиты в ряде регионов хватит меньше чем на месяц. Как сообщила вице-премьер, в некоторых субъектах РФ также отмечается...

Законодательство

23 октября 2020 г.

Необходимо признавать трудовыми отношения с трудящимися в незащищенных формах занятости

В рамках работы над законопроектом о внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части регулирования дистанционной и удаленной работы депутатами была подготовлена поправка...

Статистика

23 октября 2020 г.

23 октября 2020 года: статистика COVID-19

Заразиться новым коронавирусом (COVID-19) могут представители всех возрастных категорий. Как представляется, пожилые люди и люди, больные определенными заболеваниями (например, астмой, диабетом, болезнью сердца),...

Специальная оценка условий труда

23 октября 2020 г.

СОУТ: внесение изменений в трудовые договоры с работниками

По результатам аттестации рабочих мест в организации были выявлены вредные условия труда, в трудовые договоры включены гарантии и компенсации за работу с вредными условиями...

Расследование несчастных случаев. Вопросы и ответы

25 сентября 2020 г.

Правомерно ли квалифицировать его как «несчаст­ный случай на производстве», учитывая, что в момент происше­ствия работник не исполнял трудовые обязанности? Производится ли выплата за период временной нетрудоспособности, если в про­исшествии виноват сам пострадавший? Какую ответственность за происшедший несчастный случай несет работодатель?
Расследование несчастных случаев. Вопросы и ответы



Правомерно ли квалифицировать его как «несчаст­ный случай на производстве», учитывая, что в момент происше­ствия работник не исполнял трудовые обязанности? Производится ли выплата за период временной нетрудоспособности, если в про­исшествии виноват сам пострадавший? 
Какую ответственность за происшедший несчастный случай несет работодатель?



 
НЕСЧАСТНЫЕ СЛУЧАИ ВО ВРЕМЯ ПЕРЕРЫВА ДЛЯ
ОТДЫХА И ПИТАНИЯ


 
ВОПРОС:


 
Работник во время обеденного перерыва, чтобы проветрить помещение, открыл наружную дверь передвижного бытового вагончика и встал в дверном проеме, держась за стойки коробки (косяки). Порывом ветра дверь внезапно захлопнулась, в результате работник повредил три пальца правой руки. Работник не сообщил мастеру о происшествии, а по оконча­нии смены обратился в поликлинику по месту жительства, где ему был выдан листок нетрудоспособности, в котором указан вид нетрудоспособности  «несчастный случай на производстве». Ра­ботодателю стало известно о несчастном случае после того, как работник предъявил к оплате листок нетрудоспособности.


 
Каков порядок расследования и оформления данного несчаст­ного случая? Правомерно ли квалифицировать его как «несчаст­ный случай на производстве», учитывая, что в момент происше­ствия работник не исполнял трудовые обязанности? Производится ли выплата за период временной нетрудоспособности, если в про­исшествии виноват сам пострадавший? Какую ответственность за происшедший несчастный случай несет работодатель?
 



ОТВЕТ:


Согласно ч. 2 ст. 229.1 ТК РФ несчастный случай, о котором не было своевременно сообщено работодателю или в ре­зультате которого нетрудоспособность у пострадавшего наступила не сразу, расследуется в порядке, установленном ТК РФ (статьи 227-231), другими федеральными законами и иными норматив­ными правовыми актами РФ по заявлению пострадавшего или его доверенного лица в течение одного месяца со дня поступления указанного заявления. На мой взгляд, предъявление к оплате листка нетрудоспособности, в котором указан вид нетрудоспособ­ности «несчастный случай на производстве», следует рассматри­вать как несвоевременное извещение работодателя о происшедшем несчастном случае, поэтому его расследование проводится на основании заявления пострадавшего.
 
Данный несчастный случай относится к категории легких. Поэтому, когда поступит заявление пострадавшего или работода­тель сам узнает о происшествии, для расследования несчастного случая он 
― согласно ч. 1 ст. 229 ТК РФ ― формирует комиссию в составе не менее трех человек, в которую включаются: специалист по охране труда или лицо, назначенное ответственным за органи­зацию работы по охране труда приказом (распоряжением) работодателя; представители работодателя; представители выборного органа первичной профсоюзной организации или иного предста­вительного органа работников; уполномоченный по охране тру­да. Комиссию возглавляет работодатель или его представитель. Состав комиссии утверждается приказом (распоряжением) рабо­тодателя. Лица, на которых непосредственно возложено обеспе­чение соблюдения требований охраны труда на участке (объекте), где произошел несчастный случай, в состав комиссии не входят. Каждый пострадавший, его законный представитель или иное доверенное лицо имеют право на личное участие в расследовании происшедшего несчастного случая.
 
Пострадавший обязан представить в комиссию подробное объяснение. В нем указывается, почему не было своевременно со­общено работодателю о случившемся, изложены обстоятельства происшествия, названы очевидцы и т. п. Как правило, объясне­ния пострадавших не являются исчерпывающими, поэтому чле­нам комиссии следует подготовить дополнительные вопросы, на которые они хотели бы получить ответы, и оформить их в виде протокола опроса. Если пострадавший не отвечает на какой-то вопрос, отметить это в протоколе, разъяснив ему: отказ сотрудни­чать с комиссией для объективного расследования происшедшего с ним несчастного случая может отразиться на выводах комиссии, причем не в его пользу.
 
Очевидцев, названных пострадавшим, подробно опросить по заранее подготовленным вопросам. Если необходимо, попросить очевидца показать непосредственно на месте происшествия, где находился пострадавший, сам очевидец и другие лица. Когда это сделать невозможно, показать на схеме, составленной со слов оче­видца, место происшествия, а затем посредством сопоставления убедиться в достоверности полученных сведений и отсутствии лжесвидетельства.
 
Пострадавший не должен быть в роли наблюдателя, а активно помогать комиссии в расследовании. Если названные им факты подтвердить не представляется возможным, это проблема самого пострадавшего, особенно, если его запоздалое обращение нельзя признать уважительным.
 
Вопрос о квалификации несчастного случая (если комиссией будет установлен факт его происшествия) решается после всесто­ронней проверки обстоятельств, с учетом объяснений пострадав­шего и очевидцев, а также справки медицинской организации о возможных причинах, времени и характере травмы, что иногда имеет решающее значение.
 
Расследование несчастного случая, если он действительно произошел в соответствии с обстоятельствами, изложенными в заявлении или объяснении пострадавшего, как правило, закан­чивается составлением акта формы Н-1. Таков общий порядок расследования несчастного случая, о котором не было своевременно сообщено работодателю, в том чис­ле происшедшего с работником во время обеденного перерыва в дверном проеме бытового помещения.
 
Статья 227 ТК РФ в качестве основного квалифицирующего признака, определяющего обязательность расследования про­исходящих с работниками несчастных случаев, устанавливает исполнение ими трудовых обязанностей или выполнение какой- либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также осуществление иных правомерных действий, обусловлен­ных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.
 
Наряду с действиями, непосредственно связанными с выпол­нением пострадавшим трудовой функции, определенной трудо­вым договором, правомерными действиями, обусловленными трудовыми отношениями с работодателем, являются действия ра­ботника, связанные с использованием санитарно-бытовых поме­щений, в том числе во время перерыва для отдыха и питания.
 
Таким образом, несчастный случай, происшедший с работ­ником в обеденный перерыв в дверном проеме бытового помеще­ния, квалифицируется как несчастный случай на производстве и оформляется актом формы Н-1. Наличие вины пострадавшего в происшествии (если она будет установлена комиссией) не влияет на квалификацию несчастного случая. Каждый несчастный случай на производстве обусловлен кон­кретными нарушениями правил по охране труда, следовательно, имеются и конкретные лица, допустившие эти нарушения. Обя­занность комиссии по расследованию несчастного случая 
 уста­новить их.
 
При расследовании несчастного случая, происшедшего с ра­ботником в дверном проеме бытового помещения, определить, какие меры следовало принять для предотвращения резкого за­хлопывания двери от внезапных порывов ветра: установить вет­ровые крючки, фиксирующие дверь в открытом положении (по образцу оконных), на дверном полотне закрепить таблички с со­ответствующими надписями и т.п. Всестороннее расследование обстоятельств и причин несчастного случая позволит определить должностных лиц, действия (бездействие) которых послужили причинами несчастного случая.
 
Представляется, что по материалам расследования данного несчастного случая не будет возбуждено уголовное дело и назван­ных комиссией должностных лиц не привлекут к уголовной от­ветственности. К дисциплинарной или административной ответ­ственности, на мой взгляд, их следует привлечь.
 
Если необходимые меры по предотвращению захлопывания двери при внезапных порывах ветра работодателем были приня­ты, он может быть освобожден от ответственности. В таком случае в п. 10 акта формы Н-1 лицом, допустившим нарушение требований охраны труда, следует указать самого пострадавшего. Согласно ст. 5 Федерального закона №125-ФЗ пострадавший, работающий на основании трудового договора, является застрахо­ванным, а происшедший с ним несчастный случай на производ­стве – страховым случаем (ч. 7 ст. 229.2 ТК РФ).
 
Статьей 9 данного закона установлено, что пособие по времен­ной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на произ­водстве выплачивается за весь период временной нетрудоспособ­ности застрахованного до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности в размере 100% его среднего заработка, исчисленного в соответствии с зако­нодательством РФ о пособиях по временной нетрудоспособности. Данной статьей не предусматривается снижение размера или ли­шение пособия в связи с виновностью пострадавшего в возникно­вении несчастного случая.


 

 
ВОПРОС:

 
Работодатель заключил договор с директором рас­положенного поблизости от его территории кафе об организации питания работников. Договором было определено: время обеда; количество работников, которые будут питаться в кафе; первооче­редное обслуживание работников в установленное договором вре­мя; компенсация работодателем части стоимости комплексного обеда. 
В кафе во время обеда на голову одного из работников упала ненадежно закрепленная люстра. С травмой головы на «скорой помощи» пострадавший был доставлен в больницу, где ему ока­зали медицинскую помощь и выдали листок нетрудоспособности, в котором указана причина нетрудоспособности «несчастный слу­чай на производстве». Является ли правомерной квалификация данного несчастно­го случая как несчастного случая на производстве?



 
ОТВЕТ:


Причина нетрудоспособности «несчастный случай на производстве», указываемая в листке нетрудоспособности, не является основанием для квалификации несчастного случая, происшедшего с работником, поскольку на момент его обращения за медицинской помощью (при своевременном обращении) рас­следование случая получения травмы находится, как правило, на стадии организации. При этом вид нетрудоспособности обычно указывается «со слов пострадавшего». Решение о квалификации несчастного случая принимает комиссия, проводившая его рас­следование (ч. 5 ст. 229.2 ТК РФ).
 
Подойдем к квалификации данного несчастного случая на ос­новании формальных признаков: несчастный случай с работни­ком произошел вне территории организации, в обеденный пере­рыв, не включаемый в рабочее время и не оплачиваемый. Налицо условия, при которых он относится к категории непроизводствен­ных травм.
 
Вместе с тем, работодатель обязан был обеспечить санитар­но-бытовое обслуживание работников, включающее организацию их питания или предоставление оборудованного помещения для приема пищи (ст. 212 ТК РФ). Следовательно, посещение кафе, с которым заключен договор на обслуживание работников ор­ганизации на определенных условиях, в данном случае нельзя рассматривать как право работника использовать обеденный пе­рерыв по своему усмотрению и приравнивать его, например, к по­сещению магазина. Питание в кафе организовано работодателем, поэтому его посещение работником является правомерным дей­ствием, обусловленным трудовыми отношениями с работодате­лем. Несчастный случай, происшедший с работником в кафе во время приема пищи, необходимо расследовать в порядке, уста­новленном статьями 227-231 ТК РФ, квалифицировать как не­счастный случай на производстве и оформлять актом формы Н-1. Здесь кафе следует рассматривать в качестве помещения, кото­рое хотя и не принадлежит работодателю, но согласно договору с владельцем кафе предоставлено работникам организации для приема пищи.
 
Несчастный случай с работником, происшедший в кафе во время приема пищи, расследуется комиссией, образованной рабо­тодателем, у которого пострадавший работает на основании тру­дового договора (ч. 6 ст. 229 ТК РФ). При необходимости, в работе комиссии участвует владелец кафе.
 
Данный несчастный случай, квалифицированный как не­счастный случай на производстве и оформленный актом Н-1, явля­ется страховым, так как он произошел с работником, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (при работе по трудовому договору). Пособие по временной нетрудоспособнос­ти пострадавшему работнику выплачивается в размере 100% его среднего заработка (ст. 9 Федерального закона №125-ФЗ).
 
Если работник по своему усмотрению в обеденный перерыв выбрал другое предприятие общественного питания, происшед­ший с ним при аналогичных обстоятельствах несчастный случай не является несчастным случаем на производстве и, соответствен­но, не оформляется актом формы Н-1. Пособие по временной не­трудоспособности выплачивается на основании Федерального за­кона № 255-ФЗ как при непроизводственной травме. Его размер зависит от страхового стажа пострадавшего работника.


 





















 
ВОПРОС:

 
Работник во время обеденного перерыва пошел навестить заболевшего родственника, проживающего неподалеку от организации. Через полчаса, возвращаясь от него к месту рабо­ты, поскользнулся на обледеневшем тротуаре  и упал, получив травму ноги «закрытый перелом голени со смещением». Как квалифицировать данный несчастный случай?

 
ОТВЕТ:


Согласно ТК РФ работнику в течение рабочего дн (смены) должен быть предоставлен перерыв для отдыха и пита­ния (обеденный перерыв) продолжительностью не более двух ча­сов и не менее 30 мин., который в рабочее время не включается Работник может использовать его по своему усмотрению, в том числе выходить за пределы территории работодателя. Время предоставления перерыва и его продолжительность устанавливается правилами внутреннего трудового распорядка организации или по соглашению между работником и работодателем.
 
Если работник в силу каких-либо причин во время перерыва для отдыха и питания выполнял свои трудовые обязанности (на­пример, участвовал в разгрузке транспортного средства и т.д.) или выполнял разовое задание работодателя, несчастный случай происшедший с ним при указанных обстоятельствах, квалифици­руется как несчастный случай на производстве и оформляется ак­том формы Н-1. Если работник использовал перерыв по своему усмотрению и выходил за территорию организации, полученная им вне ее пре­делов травма (или смерть) не является несчастным случаем на производстве. В тоже время, если бы несчастный случай с ним произошел при следовании по территории организации (пусть даже в обеденный перерыв), он квалифицируется как несчастный случай на производстве (следование по территории организации к рабочему месту или в санитарно-бытовые помещения является правомерным действием, обусловленным трудовыми отношения­ми с работодателем).
 
Иногда навестить (проведать) заболевшего коллегу, в том чис­ле в обеденный перерыв, кому-нибудь из членов бригады дает поручение непосредственный руководитель (мастер, механик, начальник смены и т.д.). Мне самому приходилось выполнять это поручение неоднократно: у членов бригады для посещения за­болевшего товарища не находится времени. Несчастный случай, происшедший в пути следования по заданию (поручению) непо­средственного руководителя, в том числе в обеденный перерыв вне пределов организации, квалифицируется как несчастный случай на производстве и оформляется актом формы Н-1.
 
На основании вышеизложенного несчастный случай, про­исшедший с работником вне территории организации во время обеденного перерыва в пути следования к месту работы после по­сещения 
 по собственной инициативе  своего заболевшего род­ственника, несчастным случаем на производстве не является.
 
Положение о порядке обеспечения пособиями по государ­ственному социальному страхованию, утвержденное постанов­лением Президиума ВЦСПС от 12.11.1984 г. №13-6, утратило силу с 01.01.2007 г. в связи с вводом в действие Федерального закона №255-ФЗ. Следовательно, утратил силу п. 106 Положения, уста­навливающий, что временная нетрудоспособность считается на­ступившей вследствие трудового увечья, если несчастный случай с работником произошел в пути на работу, в том числе во время обеденного перерыва, или с работы. Пособие по временной нетру­доспособности в данном случае выплачивается на общих основа­ниях (в зависимости от страхового стажа).
 
Согласно Федеральному закону №255-ФЗ не имеет значе­ния вид травмы и место, где она произошла, так как условия, размеры и порядок обеспечения пособиями по временной нетру­доспособности при получении различных травм (за исключением происшедших в результате несчастного случая на производстве) одинаковы. Поэтому отпала необходимость в проведении рассле­дования непроизводственных травм и оформлении актов. Теперь достаточно записи в листке нетрудоспособности о причине нетру­доспособности, например: травма, травма в пути с работы, травма в быту и т. д.

 


 
НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ, ПРОИСШЕДШИЙ С РАБОТНИКОМ
В РЕЗУЛЬТАТЕ ДРАКИ



 
ВОПРОС:

 
В результате драки, происшедшей между работ­никами на территории организации в рабочее время, один из них получил травму ― перелом носа. Является ли данное происше­ствие несчастным случаем на производстве? Кто компенсирует моральный ущерб, нанесенный пострадавшему в результате по­вреждения здоровья?
 


ОТВЕТ:


Для правильного ответа на вопрос необходимо обратиться к правовым нормам ТК РФ, регулирующим порядок расследования несчаст­ных случаев, происшедших с работниками (статьи 227-231).
 
Согласно ч. 1 ст. 227 ТК РФ расследованию и учету подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими ли­цами, участвующими в производственной деятельности работода­теля (в том числе с лицами, подлежащими обязательному соци­альному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отноше­ниями с работодателем, либо совершаемых в его интересах.
 
При соблюдении условий, согласно ч. 3 ст. 227 расследова­нию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы), в том числе нанесенные другим лицом (например, в результате драки), повлекшие за собой необ­ходимость перевода пострадавших на другую работу, временную или стойкую утрату ими трудоспособности или смерть пострадав­ших, если указанные события произошли в течение рабочего вре­мени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а так­же в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмот­ренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, а также при выполне­нии работы за пределами установленной для работника продол­жительности рабочего времени, в выходные и нерабочие празд­ничные дни.
 
Таким образом, несчастный случай, происшедший с работни­ком в результате драки на производстве, подлежит безусловному расследованию в порядке, установленном ТК РФ, даже если дей­ствия самого пострадавшего подпадают под категорию действий, квалифицированных правоохранительными органами как уго­ловно наказуемое деяние. Обо всех случаях нанесения телесных повреждений другими лицами в результате драки на производ­стве или преднамеренного убийства работника при исполнении им трудовых обязанностей работодатель обязан сообщать право­охранительным органам, которые проводят свое расследование. Расследование несчастного случая проводится комиссией, воз­главляемой работодателем, состав которой формируется согласно ч.ч. 1 и 2 ст. 229 ТК РФ. Комиссия осматривает место происше­ствия, выявляет и опрашивает очевидцев несчастного случая и должностных лиц, чьи объяснения могут быть необходимы, полу­чает иную информацию и объяснение от пострадавшего по сущес­тву происшествия (если он в состоянии это сделать).
 
На основании собранных материалов расследования (их пере­чень приведен в ч. 3 ст. 229.2 ТК РФ), включающих заключение правоохранительных органов о квалификации действий постра­давшего и других работников, участвовавших в драке, комиссия:


― устанавливает обстоятельства и причины несчастного слу­чая, а также лиц, допустивших нарушения требований охраны труда; 
― определяет, были действия (бездействие) пострадавшего в момент несчастного случая обусловлены трудовыми отношени­ями с работодателем либо участием в его производственной де­ятельности; 
― квалифицирует несчастный случай как несчастный случай на производстве или как несчастный случай, не связанный с про­изводством.

Особо следует подчеркнуть, что решение о квалификации не­счастного случая, происшедшего с работником в результате дра­ки на производстве, следует принимать после получения офици­ального постановления (решения) правоохранительных органов о квалификации действий пострадавшего. Комиссия не должна подменять правоохранительные органы, а действовать в преде­лах своих полномочий.
 
Комиссии иногда самостоятельно принимают решение о ква­лификации действий пострадавшего (правомерные, неправомер­ные) в результате драки на производстве. Подобное происходит, когда работодатель своевременно не сообщает о происшествии в правоохранительные органы или когда их представители по ка­ким-либо причинам не занимались его расследованием. На мой взгляд, такие действия работодателя и комиссии могут быть оп­равданы лишь очевидностью отсутствия противоправных дейс­твий со стороны пострадавшего при причинении ему поврежде­ний здоровья другими лицами.
 
Недопустимо создавать безвинному работнику дополнитель­ные проблемы, связанные, в первую очередь, со своевременной выплатой пособия по временной нетрудоспособности. Тем не ме­нее, постановление (заключение) правоохранительных органов, квалифицирующее действия лиц, участвовавших в драке, работо­дателем (председателем комиссии) должно быть получено в пределах установленных сроков и приобщено к материалам рассле­дования.
 
По решению комиссии 
 в зависимости от конкретных обсто­ятельств  несчастный случай, происшедший при совершении пострадавшим действий (бездействия), квалифицированных пра­воохранительными органами как уголовно наказуемое деяние, может квалифицироваться как несчастный случай, не связанный с производством. При этом следует исходить из того, что квалификация несчастного случая как несчастного случая, не связанного с производством, является скорее исключением, чем обязатель­ной нормой.
 
Если пострадавший работник является жертвой (не зачинщи­ком драки), в момент ее возникновения выполнял свои трудовые обязанности или осуществлял правомерные действия, обуслов­ленные трудовыми отношениями с работодателем, несчастный случай 
 с учетом постановления (решения) правоохранительных органов  может быть квалифицирован комиссией как несчастный случай на производстве и оформлен актом формы Н-1. Компенсация морального вреда работнику, пострадавшему в результате драки на производстве, осуществляется в судебном по­рядке причинителем вреда (ст. 151 ГК РФ). Лица, допустившие правонарушение, явившееся причиной несчастного случая, устанавливаются комиссией по его расследо­ванию на основании заключения (постановления) правоохрани­тельных органов и указываются в акте формы Н-1.














 

  
 
О ВОЗМЕЩЕНИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА


 
ВОПРОС:

 
В офисе организации при следовании к рабочему месту работница, споткнувшись упала, ударилась об угол стола ― и получила травму щеки, выбила зуб. Работодатель образовал комиссию по расследованию, которая установила обстоятельства и причины несчастного случая, отнесенного к категории легких, квалифицировала его как несчастный случай на производстве и оформила акт формы Н-1. РО ФСС РФ признало его страховым случаем. Работодатель оплатил расходы на протезирование зубов. Кро­ме того, работница обратилась к нему с заявлением о компенса­ции морального вреда. Как должен поступить работодатель в данном случае? Имеет ли он право отказать работнице в компенсации морального вре­да? Существует ли методика расчета размера компенсации, обя­зательная к применению истцом, причинителем вреда и судом?
 

 
ОТВЕТ:


Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездей­ствием), посягающими на принадлежащие гражданину от рожде­ния или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.). Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных пережива­ниях в связи с утратой близких лиц, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, физической бо­лью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результа­те нравственных страданий, и др.
 
На требования о компенсации морального вреда исковая дав­ность не распространяется, поскольку они вытекают из наруше­ния личных неимущественных прав и других нематериальных благ. Порядок возмещения вреда, причиненного жизни или здоро­вью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору, установлен Федеральным законом №125-ФЗ: выплата страхового возмещения вреда (обеспечения по страхованию) осу­ществляется ФСС РФ (его региональными отделениями).
 
Вместе с тем, согласно п. 3 ст. 8 Федерального закона №125-ФЗ и ст. 151 ГК РФ возмещение морального вреда, причиненного здоровью пострадавшего в результате несчастного случая на про­изводстве, осуществляется причинителем вреда (а не ФСС РФ), которым не обязательно должен быть работодатель. Последний несет ответственность не за факт несчастного случая на производстве, а за действия (бездействие), приведшие к несчастному случаю. Ответственность работодателя устанавливается на осно­вании выводов комиссии об обстоятельствах и причинах несчаст­ного случая, а также лицах, допустивших нарушение требований охраны труда. Возмещение морального вреда осуществляется в денежной форме.
 
В соответствии со ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. Статья 1079 относит к владельцам источника повышенной опасности юридических лиц и граждан, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использова­ние транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности, и др.). В случае с работницей вред ее здоровью причинен предметом (столом), не являющимся источником повышенной опасности. Следовательно, работода­тель будет нести ответственность за моральный вред, причинен­ный работнице, только при наличии его вины в происшествии.
 
Работодатель вправе отказать работнице в удовлетворении ее требований о возмещении морального вреда, если считает, что вред причинен не по его вине, таким образом инициируя ее обра­щение в суд с иском к причинителю вреда. Заявление пострадавшего о возмещении морального вреда его причинителем рассматривается в судебном порядке. Суммы, выплачиваемые по решению суда в возмещение морального вре­да, не облагаются налогами. Указанная льгота по подоходному налогу не применяется в случае добровольного (внесудебного) возмещения морального вреда его причинителем.
 
По искам о возмещении морального вреда, причиненного жизни и здоровью работника, граждане освобождаются от уплаты государственной пошлины. Моральный вред подлежит возмеще­нию независимо от возмещения имущественного вреда и не мо­жет быть поставлен в зависимость от его размеров. При обращении в суд с иском о возмещении морального вре­да на истце лежит обязанность доказать факт его причинения и размеры вреда (ст. 56 ГПК РФ). В исковом заявлении, исходя из требований ст. 131 ГПК РФ, истцом должно быть, в частности, указано: кто, при каких обстоятельствах, какими действиями (бездействием) и когда причинил моральный вред; в чем конкретно выражается моральный вред (какие физические и нравственные страдания перенесены истцом); какую конкретно денежную сум­му истец просит взыскать с ответчика в возмещение морального вреда; какими доказательствами подтверждаются доводы истца.
 
Большую сложность представляет определение размеров де­нежных сумм, которые подлежат взысканию в возмещение мо­рального вреда. Действующее законодательство не предусматри­вает четких критериев, позволяющих определить справедливый размер возмещения морального вреда от потери жизни и здоро­вья работника, передавая решение данного вопроса на усмотре­ние суда, которое должно обуславливаться конкретными обстоя­тельствами данного дела.
 

С учетом конституционного принципа состязательности сторон в судопроизводстве (ст. 123 Конституции РФ) подход здесь должен быть таков: истец  обосновывает и доказывает размер морально­го вреда, определив его в конкретной сумме; ответчик  выражает свое отношение к этому, выдвигает и обосновывает возражения, если они имеются, либо делает свое предложение о размере сум­мы, если иск признает частично; суд  выслушивает все доводы, оценивает их и принимает решение, которое соответствующим об­разом мотивирует.
 
Дать «рецепт» исчисления суммы морального вреда, пригод­ный для всех случаев, практически невозможно. Размер этой сум­мы зависит от конкретных обстоятельств, оценка которых требует разумного и взвешенного подхода, не допускающего определения как неоправданно незначительной, так и необоснованно завы­шенной по тем делам, где степень страданий, перенесенных ист­цом, невелика. Оценивая страдания пострадавшего от причиненного ему вреда, надлежит учитывать не только те, которые он уже перенес ко времени рассмотрения дела, но и те, которые он (со всей оче­видностью) перенесет в будущем, например, при неизгладимом обезображивании лица, утрате конечностей и т.п., что может по­влечь за собой осложнения в личной жизни, лишение возможнос­ти работать по своей профессии и массу других проблем, порожда­ющих моральные травмы.
 

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенса­ции морального вреда» (с последующими изменениями) рекомен­дует судам учитывать при определении размеров компенсации характер и объем причиненных истцу нравственных и физичес­ких страданий, степень вины ответчика в каждом конкретном случае, иные заслуживающие внимания обстоятельства, а также требования разумности и справедливости. Степень нравственных страданий должна оцениваться судами с уметом фактических об­стоятельств причинения морального вреда, индивидуальных осо­бенностей потерпевшего и других причин. При определении раз­меров морального вреда следует также учитывать состав семьи, ее материальное положение и др.
 
Как видно из судебной практики, потерпевшие в большин­стве случаев затрудняются даже приблизительно определить раз­мер компенсации морального вреда и обосновать свои притяза­ния, чем пользуются недобросовестные работодатели. Как представляется, размер возмещения морального вреда, причиненного жизни или здоровью работника в результате не­счастного случая на производстве, необходимо определять исходя из общего размера единовременных компенсаций, выплачиваемых пострадавшим и их семьям в связи с авариями и катастрофа ми, происходящими в Российской Федерации.
 
Как свидетельствует практика, суды идут по пути немотиви­рованного снижения размера истребуемой компенсации мораль­ного вреда, что является нарушением ч. 4 ст. 198 ГПК РФ. Задача истца 
 добиться изложения в решении суда доводов, на основа­нии которых произведено его снижение, или обжаловать данное решение в суде вышестоящей инстанции. Размер возмещения морального вреда, причиненного здоро­вью пострадавшего в результате несчастного случая на произ­водстве, отнесенного к категории легких, как правило, выражает­ся в незначительной сумме (в отличие от сумм при тяжелом или смертельном исходе). Это обусловлено тем, что к моменту обращения пострадавшего за возмещение морального вреда он уже вы­здоровел и приступил к работе, его физические и нравственные страдания закончились.
 
Вместе с тем, имеются легкие несчастные случаи на произ­водстве, последствиями которых явилась ампутация некоторых пальцев на руках или ногах, шрамы на лице и т. д. Поэтому опре­деление размера возмещения морального вреда требует индиви­дуального и взвешенного подхода. На размер возмещения морального вреда оказывают влияние не только нарушения, допущенные работодателем или иным при­чинителем вреда, но и нарушения требований охраны труда, до­пущенные самим работником, которые явились причинами про­исшедшего с ним несчастного случая.


 
И. Цветков
 
 





ЛИТЕРАТУРНЫЙ ИСТОЧНИК


По материалам публикаций журнала «Библиотека инженера по охране труда».


 

 










БЕСПЛАТНАЯ ПОДПИСКА НА ЕЖЕНЕДЕЛЬНЫЙ ОБЗОР

КЛИНСКОГО ИНСТИТУТА ОХРАНЫ И УСЛОВИЙ ТРУДА 








Отборная и актуальная информация на электронной почту