Путеводитель по сайту
8 800 333-00-77
 бесплатно по всей России
Презентация возможностей

Личный кабинет

Регистрация

Восстановить пароль

Наши проекты

  • Он-лайн журнал 8 часов
  • Клинский институт охраны и условий труда

Новости

16 апреля 2021 г.

Перетертые трудом. Стрессы на работе уносят жизни молодых людей, в основном — мужчин

Более чем в 120 миллиардов долларов в год оценили ученые США потери, связанные с влиянием стресса на здоровье человека. ым работникам тоже нужны психологи,...

Публикации

16 апреля 2021 г.

Спецодежда для энергетиков, сварщиков, спасателей — сложный сегмент СИЗов и непростой выбор для работодателя

«В конечном итоге только открытый диалог заказчика и производителя, совместный поиск решения ведут к выбору по-настоящему эффективных средств индивидуальной защиты, которые позволят сохранить...

Законодательство

19 апреля 2021 г.

Трудовой кодекс: уточнят порядок проведения оценки квалификации работников электроэнергетики и теплоснабжения

На стадии рассмотрения в Совете Федерации находится проект Федерального закона «О внесении изменения в Трудовой кодекс Российской Федерации в части установления особенностей регулирования труда...

Статистика

19 апреля 2021 г.

Удельный вес работников, имеющих право на компенсации за работу во вредных и (или) опасных условиях труда

В соответствии с п. 4 статьи 14 «Классификация условий труда» Федерального закона от 28.12.2013 г. № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда»...

Гарантии и компенсации работникам за работу во вредных и опасных условиях труда: буква закона и практика правоприменения (продолжение)

1 августа 2017 г.

Тема гарантий и компенсаций работникам, занятым во вредных и (или) опасных условиях труда, настолько же актуальная, насколько и болезненная. Сегодня мы предлагаем Вашему вниманию вторую часть актуального комментария эксперта, Директора департамента дополнительного образования Клинского института охраны и условий труда Алены Лысак, в котором она расскажет о наиболее проблемных моментах предоставления компенсаций работникам. 
Тема гарантий и компенсаций работникам, занятым во вредных и (или) опасных условиях труда, настолько же актуальная, насколько и болезненная. Сегодня мы предлагаем Вашему вниманию вторую часть актуального комментария эксперта, Директора департамента дополнительного образования Клинского института охраны и условий труда Алены Лысак, в котором она расскажет о наиболее проблемных моментах предоставления компенсаций работникам. 


Продолжение. Начало читайте здесь.



  

Чаще всего мы сталкиваемся с такими ситуациями, когда работодатель при проведении спецоценки пытается искусственно поднять класс вредности. Чтобы работнику сохранить компенсации, чтобы люди просто больше получали. На самом деле эти вопросы должна решать соответствующая система премирования. А вот в отношении дополнительного отпуска и сокращенной недели, это, наверное, правильно. Откуда у нас появились эти виды компенсаций – дополнительный отпуск и сокращенная рабочая неделя? Из принципа, что самые надежные, проверенные методы защиты работника от воздействия вредных факторов – это защита временем и расстоянием. Чем меньше времени работник проводит у станка, который шумит, тем меньше вероятность того, что у него через 15-20 лет возникнет тугоухость. И чем дальше он от этого станка, тем менее вероятность возникновения профзаболевания. И с этой точки зрения эти виды компенсаций – дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день – имеют абсолютно обоснованную логику.

 
«Северные» и «отдельные». «Говоря о работе в условиях Крайнего Севера и приравненных к ним районах, надо вспомнить приказ № 342, который регулировал вопросы аттестации рабочих мест. В карте аттестации строка 040 предусматривала заполнение информации о «северных» надбавках и районном коэффициенте. На самом деле, непонятно, для чего это было необходимо. Сейчас от этой строки отказались, и это абсолютно правильно: работник все равно получит «северные» вне зависимости от условий труда по действующей норме, потому что есть соответствующий закон».

 
КОМПЕНСАЦИИ ПРОТИВ НАЛОГОВ


Как мы знаем, работодатель с зарплаты каждого работника платит порядка 30% с лишним отчислений в государственные фонды – в Пенсионный фонд, Фонд обязательного медстрахования и в Фонд социального страхования. В 90-е годы эти 30% брались только с оклада, но не с премий. В середине 90-х был прецедент: работодатели создавали ситуации, когда, условно говоря, из 100 рублей дохода работника 10 рублей оформлялись как оклад, а 90 – переводились в компенсационную часть. Соответственно, 30% отчислялись только с 10 рублей. На эту тему были судебные разбирательства с довольно крупными холдингами, когда Федеральная налоговая служба выдвигала свои претензии. И чтобы предотвратить подобные ситуации, налоговая служба, начиная с 1998 года, дала ряд разъяснений в отношении всех компенсаций – доплат, отпусков, сокращенной недели, и кроме того, медицинских осмотров (если вдруг их проводят сверх нормы), средств индивидуальной защиты, выданных сверх нормы, молока.
 
Если все это предоставляется сверх нормы, то должно быть отнесено в состав прибыли и должно составлять налогооблагаемую базу, то есть не может входить в себестоимость. А значит, с этих денег работодатель все равно заплатит причитающиеся проценты как налог на прибыль. Чтобы не было желания придумывать некие окольные схемы. На сегодняшний день эта ситуация решена оптимальным способом: все денежные средства, которые получает работник, включая премии и компенсации, полностью облагаются налогом, и таким образом нет явного прессинга со стороны налоговой службы. И вот вышел федеральный закон о спецоценке, следом вышли несколько разъяснений федеральной налоговой службы в отношении того, что работодатель может устанавливать повышенный размер оплаты труда, если это обосновано коллективным договором, и устанавливать повышенный дополнительный отпуск и сокращенную рабочую неделю, если это оговорено в коллективном договоре и отраслевом/межотраслевом договоре. При этом нужно понимать, что если межотраслевого договора нет, то и механизма увеличивать компенсации нет.
 
Яркий пример: работники локомотивных бригад всегда получали ежегодный дополнительный отпачиваемый отпуск. Сейчас эквивалентный звуковой уровень за всю рабочую смену не превышает 85 дБ, как правило, это класс 3.1. В плане компенсаций это предусматривает только доплату, но никакого дополнительного отпуска. Однако было принято решение, что работникам будет сохранен дополнительный отпуск. И в структуре РЖД работники, занятые в локомотивных бригадах, вне зависимости от того, 3.1 у них или 3.2, сохраняют за собой дополнительный отпуск.
 


 
«Что касается компенсаций за отдельные виды работ, тут нужно понимать, каким документом эти компенсации регламентируются. Если в документе есть фраза «при отнесении к вредным условиям труда», тогда мы связываем это со спецоценкой. А если нет упоминания «по результатам аттестации», «по результатам спецоценки», «при отнесении к вредным условиям труда» – тогда человек получает компенсации. Так, 547 постановление предусматривает отдельные компенсации в зависимости от условий труда, наличия тех или иных вредных факторов. Этих факторов может и не быть, но компенсация сохраняется».
 

 
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА


И до вступления в силу закона о спецоценке наблюдалось много обращений в суды. Сам закон тоже в свое время вызвал бурю обсуждений. Как начальник Департамента дополнительного образования, я наблюдала огромное количество обращений и со стороны работодателей, и со стороны профсоюзов, желающих обучиться правильно устанавливать компенсации, правильно их проводить. Все это вызвало огромный интерес, а в отдельных случаях и споры, и конфликты. Так, в 2014 году количество самых разных судебных обращений исчисляется цифрами в 10-11 тысяч. Но когда прокуратура обращается в связи с тем, что просто не проведена спецоценка, и принимается решение провести спецоценку – это одно.
 
Другое дело, когда предметом обсуждения является то, что работник не получает компенсацию и хочет ее. И третье, когда работник просит не просто предоставить ему какую-то компенсацию, а просит начислить ему эту компенсацию за все прошлые годы, начиная с 2008-го, или с того момента, как он начал работать. Если мы начинаем пересчитывать, то это огромные деньги. И подобные судебные разбирательства уже будут касаться не одного работника, а группы работников, и это достаточно серьезные трудовые споры. Конечно, нужно избегать таких крайних ситуаций. Для этого нужно учиться. Сейчас достаточно много компаний проводят обучение, много на рынке достойных спикеров, лекторов, которые могут обучить диспиплине. Я всегда рекомендую обучать даже всех членов комиссий. Ведь кто такие члены комиссии по спецоценке и как раньше проводилась аттестация?
 
Пришла аттестующая организация, провела работу, документы положили на полочку, составили коллективный договор, где прописали какие-то компенсации, слабо связанные с аттестацией, которая лежала на полке и пылилась. Сегодня же все опирается на результаты спецоценки, каждая карта – это рабочий документ. Ни одному работнику не дадут просто так компенсации, доплату, отпуска! С чем мы сталкиваемся, когда начинаем работать с людьми, состоящими в комиссии, но не имеющими представления об этой процедуре или имеющими лишь поверхностное представление? Они, вроде, все делают по закону, по порядку, а после спецоценки оказываются в полной растерянности. Потому что на первоначальном этапе не знают, как объяснять рабтникам, которые получали компенсации, их отмену.
 
Задача любого работодателя, члена комиссии – уметь правильно проанализировать полученные данные спецоценки. Любой хороший эксперт может прогнозировать, понять, где могут возникнуть определенные ситуации, чтобы обсудить их уже на первых заседаниях комиссии. Не нужно оставлять это на потом, чтобы не сталкиваться с определенными проблемами. В худшем случае, это будут обращения в суды со стороны работников, хотя инициаторами могут быть и госинспекция, и профсоюзы.
 

 
«На сегодняшний день у нас имеется государственная национальная информационная система, куда передаются данные результатов СОУТ. Раньше была система ОКОТ, куда передавались данные аттестации, за ними наблюдал только Минтруд. Сегодня к данным федеральной информационной системы привязываются и ПФР, и ФСС. Потому что в зависимости от результатов СОУТ размеры отчислений будут меняться у каждого работодателя».


 
ПЕРСПЕКТИВЫ СПЕЦОЦЕНКИ



Уже подготовлен проект изменений в федеральный закон. Речь идет о нескольких десятках законодательных нормативных актов, которые регулируют вопросы особенностей проведения спецоценки, действующей методики, отчетных форм, передачи в госинспекцию и т.д. Это солидная база нормативной документации. С 2014 года была сформирована группа по мониторингу проведения специальной оценки условий труда, в Минтруде вышел соответствующий приказ. Прошло большое количество проверок тех организаций, которые осуществляют подобную услугу, и за два года со времени вступления в силу закона так или иначе сложилась определенная практика, которая позволяет сделать некоторые выводы.
 
Если же говорить о логике предоставления гарантий и компенсаций, то сильных изменений в ближайшее время вряд ли можно ожидать. В идеале, конечно, надо полностью уйти от списков, но сегодня в связи с нашей сложной историей мы пока не можем полностью от этого отказаться. Два последние года были достаточно сложными с точки зрения эмоциональной и социальной нагрузки. Можно говорить о каких-то поправках для отельных категорий работников. Так, есть Постановление №290, которое говорит об отдельных группах работников. Если же говорить в целом о законе, то здесь с точки зрения компенсаций все более-менее стабильно. Важно, главным образом, то, что с принятием закона о специальной оценке условий труда, такая сфера, как гарантии и компенсации работникам, занятым во вредных условиях, стала более актуальной, востребованной.

 





Источник: «8 часов», № 4, 2016 (спецвыпуск).